Loading...
Изменить размер шрифта - +
Его веские слова усмирили начинающуюся потасовку.
     Посмотрев на бандита, Анжелика увидела, что его лицо покрыто кровавыми ссадинами, и он все время стирает кровь с лица. Его приятели смеялись.
     - Ну что, как она тебя отделала, эта шлюха? - говорили они.
     Анжелика почувствовала, что тоже смеется, и поразилась этому смеху.
     Итак, первое ее знакомство с воровским миром состоялось.
     Уже было не так ужасно находиться в этом аду; что касается страха - этого чувства для нее не существовало.
     Добропорядочные горожане дрожали от страха, когда под их окнами проходили толпы нищих, направляющихся на кладбище «Святых мучеников», чтобы посмотреть на своего принца Великого Керза и заплатить ему дань.
     - В какой она банде? - спросил кто-то.
     - Она наша! - проговорил Жанин. - И пусть это знает каждый! Это говорю вам я, Жанин - Деревянный зад!
     Его пропустили вперед, и он двинулся во главе странной процессии. Никто не имел права опередить его. Когда улочка поднималась вверх, два его телохранителя поспешно поднимали платформу, на которой он восседал, и несли его дальше на руках.

***

     Запах квартала, по которому они проходили, становился ужасным, мясо, протухшие овощи заполняли сточные канавы, повсюду разносился затхлый запах гниения. Это был район рынков и кладбища, где запах гнилых продуктов смешивался с запахом гниющей плоти. Вблизи находилось знаменитое кладбище «Святых мучеников». Анжелика никогда не была на этом кладбище.
     Несмотря на ужасный запах, разносившийся повсюду, это погребальное место было местом свиданий, самым популярным в Париже. Там можно было встретить богатых буржуа, которые приходили в беседки, расположенные недалеко от куполообразных построек, внутри которых находились груды трупов.
     Было интересно смотреть на этих элегантных господ и их любовниц, которые прогуливались от арки к арке, небрежно отбрасывая концом своей трости головы мертвецов и рассыпанные повсюду кости, абсолютно не обращая внимания на погребения и похоронный хор.
     Ночью кладбище служило притоном прохвостам, ворам, бродягам, развратникам, которые приходили сюда, чтобы выбрать себе спутницу для своих диких оргий.
     Из главного входа вышел могильщик, одетый в черный сюртук, на котором были вышиты череп и скрещенные кости с серебряными слезами. Заметив группу нищих, он подошел и проговорил.
     - На улице Геропери умер человек, и хозяева просят несколько плакальщиц для погребения. После похорон каждой дадут по десять су и что-нибудь из одежды покойного.
     - О! Мы пойдем туда с удовольствием! - закричало несколько беззубых старух.
     Они хотели сразу бежать туда, но Жанин остановил их, страшно ругаясь.
     - Черт бы вас побрал! - кричал он. - Оставьте свои мелкие дела в стороне, вы забыли, подлые, что нас ждет Великий Керз? Честное слово, добрые старые времена уходят безвозвратно.
     Сконфуженные нищенки опустили головы и, не говоря ни слова, проскользнули на кладбище.
     Могильщик удалился, звеня колокольчиком. В проулке он остановился и, подняв голову, заунывно запел:
     - Проснитесь те, кто спит, помолитесь богу за усопших.
     С расширенными от ужаса глазами Анжелика продвигалась среди канав, заполненных трупами. Здесь и там были общие ямы, заваленные наполовину мертвецами, лежащими в разных позах: одни с раскинутыми руками, другие с выпученными глазами, у третьих руки были сложены на голове, казалось, они размечтались о чем-то в ожидании вновь прибывшего.
Быстрый переход