Изменить размер шрифта - +
Покалываний не последовало. — Вы же видели ее… То, что я с ней сделал… И в голове у меня…

— Что вы чувствуете? — спросил он.

— Ничего.

— Вообще ничего?

— Ну… чувствую себя, как и раньше, до всего этого… но крепче… будто родился заново. А воздух? Я будто впервые вдыхаю его… — я поймал взгляд лорда Байрона. — Я снова… даже немного больше, чем раньше… Впрочем, что я говорю… Это не имеет смысла.

— Как раз имеет, доктор. Совершенный смысл.

Он улыбнулся, но выражение лица его было почти печальное.

— Не понимаю, — растерянно произнес я.

— Чего?

— Почему вы думаете, что она не мертва? Ясно, с ней покончено. И вскоре мы получим наш приз. Бессмертие, милорд, свободу от вашей жажды крови.

Я поцарапал слегка свое запястье, обмакнул кончик ногтя в кровь и поднес к утреннему свету.

— Взгляните на них, милорд. Мои ценные клетки.

Он долгое время не отвечал.

— Я держал ее, я бы почувствовал, — .нахмурившись, проговорил он, — я бы знал.

— Но вы же победили…

— Вот как?

— Вы же видели… то, что мы сделали…

— Да, — слегка пожал он плечами. — Я оказался сильнее, чем она могла подумать.

— Так вы согласны? Она действительно мертва?

— Может, и да… — вздохнул он. — Во всяком случае, мы вскоре узнаем это наверняка. Если Лилит мертва — то мертва и Шарлотта Весткот. Если мертва Шарлотта Весткот — то мертва и Люси. Но если Люси жива… — Лорд Байрон выглянул в окошко. — Скоро будем в Мэйфейр… Подождем до тех пор.

Он закутался в плащ. Молчал и я, пока наш экипаж не остановился на тихой улочке в Мэйфейр у ступенек, ведущих к дому лорда Байрона. Мы вышли и поднялись к входной двери, и, когда она открылась, я увидел, как по бледному лицу моего спутника пробежала тень, а потом, почти одновременно, в глазах его заблестели удовольствие и желание. Ноздри его расширились, и я заметил, что он принюхивается к воздуху. Сам я тоже почуял этот запах… богатый… золотой… не похожий ни на что известное мне. И, когда мы прошли через холл, он стал сильнее, а к тому времени, как мы вошли в столовую, я осознал, что запах этот не доставляет мне ничего, кроме удовольствия. Лорд Байрон пребывал в таком же трансе. Я спросил у него, что это за духи, но он лишь улыбнулся, так и не ответив мне. Я подумал, уж не вдыхаем ли мы какой-нибудь наркотик, который оказывает такое сильное влияние на обонятельные нервы, и вдруг внезапно осознал: что бы это ни было, мне нужно еще. Вы знаете, Хури, я никогда не был человеком неумеренных вкусов, а поэтому был удивлен, что сейчас, когда мой мозг очистился от проклятия Лайлы, я желаю чего-то так сильно. Я подумал, что, наверное, я еще немного не в себе. Без сомнения, я должен был вскоре поправиться. Однако мое привыкание к наркотику все нарастало, и мое желание попробовать его ощущалось почти как боль.

Лорд Байрон глубоко вдохнул и прислонился к стене.

— Где она? — спросил он.

Комнату освещала одинокая свеча. Я всмотрелся в тень, не ожидая ничего увидеть, но, к своему удивлению, понял, что зрение мое улучшилось. Над бутылкой вина склонилась пара вампиров. Они улыбнулись мне, и я заметил, как заблестели их глаза.

— Где она? — повторил вопрос лорд Байрон.

Одна из вампиров, женщина, опорожнила свой бокал.

Быстрый переход
Мы в Instagram