Изменить размер шрифта - +
Перед ним зачем-то ставят убившего его матроса. У того в глазах страх в сочетании с готовностью

умереть за Отечество. Комдив делает рукой «уберите», матроса убирают. Только теперь комдиву становится больно, и он, схватившись за голову,

сморщившись, сосет сквозь зубы:
– Ууууу-й! Ссссс-у-ка!
Дежурный, встрепенувшись, будто комдивское «сука» относится именно к нему, в готовности к немедленному действию бодро произносит:
– Разрешите доложить план на сегодня!
– А что, на сегодня еще что-нибудь есть?..
– Есть…
– Потом, – говорит комдив, лаская свое уродство, – у меня сейчас личность не в порядке…
Комдив отъезжает. На пирсе остаются: дежурный, заторможенный лейтенант, свора матросов и заспанное солнце.

ВАСЬКА

Ваську в автономку взяли маленьким котенком. За три месяца он превратился в огромного котищу: то ли поля магнитные на него подействовали, что

он. так вымахал, то ли радиация, то ли еще что-то на него повлияло.
Во всяком случае, слухи о том, что кошки на атомных подводных лодках от полей дохнут, на примере Васьки не подтвердились – он толстел с каждым

днем,
Крыс он ненавидел. У нас на лодке крыс было – племенное стадо. Раньше на атомоходах крысы не жили, но в один прекрасный период – просто

заполонили их.
Когда Васька был еще совсем маленьким, его мичманы в каюте вместе с одной такой тварью заперли. Ужас что было: крыса гонялась за ним по всей

каюте, но так и не догнала.
С тех пор Васька крыс очень не любил. Вырос и ежедневно давил.
У нас в автономке доклад командиров боевых частей и служб в 17.00 в центральном посту. Васька регулярно в это время являлся на доклад с

очередной своей жертвой: выложит крысу перед командиром и ждет похвалы.
– Молодец, – скажет командир и добавит: – Вот, товарищи, смотрите, единственный, от кого я в автономке вижу ежедневную отдачу, это наш кот

Васька. Учитесь у него не беречь себя ради общего дела!
Ваську периодически запускали в отсеки на подволок кают" там крысы жили целыми прайдами. И начиналось убийство: Васька по неделям оттуда не

слезал. Задавленных крыс он лично съедал и в конце автономки уже не влезал ни в какие ворота.
После автономки его вытащили на свет Божий, но он испугался, заорал, вырвался и убежал на лодку.
– Васька у нас, – говорили мы, – подводник. Никакого берега ему не надо,
Все хвалили Ваську и говорили, что он настоящий подводник.
В следующую автономку мы взяли для Васьки молоденькую кошечку: пусть хоть у одного настоящего Подводника в походе баба будет.
И на доклад они вместе являлись, и дети у них пошли…

ВИТЮ НАШЕГО…

За борт смыло! Правда, не то чтобы смыло, просто перешвартовались мы ночыо, а он наверху стоял, переминался, ждал, когда мы упремся в пирс

башкой, чтоб соскочить. А наша «галоша» сначала не с

Бесплатный ознакомительный фрагмент закончился, если хотите читать дальше, купите полную версию
Быстрый переход
Мы в Instagram