Loading...
Изменить размер шрифта - +

    — Туда! — велел я Зайчику. — Посмотрим…
    Он не успел разогнаться, как я начал притормаживать, всадники уже увидели меня и развернулись в мою сторону.
    Один тут же ринулся навстречу.
    — Ваше высочество!
    Я узнал одного из сотников Норберта, которого тот оставил с отрядом для связи с основным войском.
    — Что случилось?
    — Все хорошо, — заверил он, — но часть войск слегка сдвинулась вперед, там позиции для боя как раз! Мы сами подбирали.
    — Но за рекой уже Бритгия?
    Он кивнул.
    — Да. Но герцог сказал, что теперь и Бриттия под вашей рукой, а оборону удобнее занять между Нердером и Акхартом, туда сходятся все

дороги. Здесь нас обошла одна армия Мунтвига с фланга, но, к счастью, наткнулась на армию стальграфа Мансфельда…
    Я перевел дыхание.
    — Прекрасно! Стальграф Мансфельд — опытный военачальник. Значит, теперь герцог Клемент перехватывает всех со стороны Севера?..
    — Да, ваше высочество!
    Я сказал с облегчением:
    — Отлично. Новости настолько хорошие, что уже начинаю оглядываться, откуда-то да шарахнет по голове.
    Разведчик заулыбался, счастливый, что всемогущий лорд откровенничает с ним.
    — Ваше высочество, вы всегда все рассчитываете правильно!
    — Хотелось, — сказал я с надеждой. — Хорошо, лагерь Меганвэйла, значит, между Нердером и Акхартом?
    — Возле Нердера, — ответил обстоятельно разведчик. — Возле Акхарта войско Шварцкопфа, а также все остальные, начиная с вендоверцев и

шателленцев.
    — Хродульф и прочие лорды?
    — С Меганвэйлом, естественно, ваше высочество!
    — Естественно, — повторил я задумчиво. — Хорошо, спасибо. Бобик, не приставай!..
    Я тронул Зайчика коленями и едва успел услышать завистливый вздох, как мы уже были за четверть мили и уходили все дальше и быстрее.
    По дороге встретил еще два разъезда, один из разведчиков, Херн Ринне, оказался не только словоохотливым, но немало знающим о самом

войске, лагерной жизни и взаимоотношениях между военачальниками.
    Я слушал внимательно и думал с изумлением, что Норберт собирает, как муравей, сведения отовсюду, даже из такой дали, вдруг да

пригодятся. Как сообщил Ринне, все полководцы, следуя примеру Меганвэйла, верховного командующего Южного фронта, днем и ночью находятся

среди воинов.
    Если Шварцкопф, Геллермин или Зигмунд Лихтенштейн с братьями и так обычно спали на голой земле у костров, не говоря уже о ко всему

привычном сэре Растере, то теперь и высшим лордам Варт Генца: Хродульфу, Хенгесту, Леофригу и даже Меревальду пришлось, чтобы заслужить

репутацию, вместе со всеми переносить дождь, ветер, холод по утрам и пыльные бури в полдень.
    Единственное, что все лорды делают без зубовного скрежета, — это отважно водят свои дружины на врага. Хродульф, надеясь на своих

телохранителей, с полдюжины раз бросался в бой без доспехов, что льстило видевшим это воинам, но был трижды ранен стрелами и один раз

мечом, но, к счастью, все легко.
    Хорошо показал себя даже Меревальд, а уж про Хенгеста и Хродульфа говорить нечего: эти живут и дышат сражениями.
    Зигмунда с братьями и его небольшим войском я не обнаружил, что удивило, но оказалось, что он, заскучав в однообразных боях, заявил,

что признает командование над собой только сэра Ричарда или герцога Клемента, и углубился далеко вперед, а потом от него пришло известие,

что попытается догнать армию принца Ричарда.
Быстрый переход