Изменить размер шрифта - +

   Монах сел между Сальватором и его подругой, неторопливо прочел
"Benedicite" ["Благословите" (латин )], которую те выслушали с
невозмутимостью чистых душ, убежденных в том, что молитва доходит до Бога.
   Ужинали скоро и в полном молчании.
   Сальватор прочел в глазах монаха нетерпение и, не дожидаясь окончания
трапезы, встал.
   - Я к вашим услугам, отец мой, - сказал он. - Но перед тем, как
отпустить вас в дорогу, я дам вам талисман. Фрагола!
   Подай шкатулку с письмами.
   Фрагола вышла.
   - Талисман? - переспросил монах.
   - Да, не беспокойтесь, отец мой, это не идолопоклонство.
   Я вам говорил, какие трудности ждут вас в пути, пока вы доберетесь до
святого отца.
   - Так вы и там можете мне помочь?
   - Может быть, - улыбнулся Сальватор.
   Фрагола вернулась с шкатулкой в руках.
   - Свечу, воск и гербовую печать, девочка моя! - приказал Сальватор.
   Девушка поставила шкатулку на стол и снова вышла.
   Сальватор отпер шкатулку золоченым ключиком, висевшим у него на шее.
   В шкатулке лежало десятка два писем, он выбрал одно наугад.
   В это время Фрагола возвратилась, неся свечу, воск и печатку.
   Сальватор вложил письмо в конверт, запечатал воском и надписал:
"Господину виконту де Шатобриану в Риме".
   - Возьмите, - сказал он Доминику. - Три дня назад тот, кому адресовано
это письмо, устав от бессмысленной жизни в Париже, уехал в Рим.
   - "Господину виконту де Шатобриану"? - переспросил монах.
   - Да. Перед его именем распахнутся любые двери. Если вам покажется, что
трудности непреодолимы, подайте ему это письмо, скажите, что вам передал
письмо сын того, кто его написал, и сошлитесь во имя этого письма на
воспоминания об эмиграции. Тогда виконт станет вами руководить и вам
останется лишь следовать за ним. Но вы должны прибегнуть к этому средству
лишь в случае крайней нужды, иначе откроется тайна, известная трем людям:
вам, господину де Шатобриану и нам с Фраголой, а мы с ней - одно целое.
   - Я готов слепо исполнить ваши указания, брат.
   - Это все, что я хотел вам сказать. Поцелуйте у этого праведника руку,
Фрагола, а я провожу его до городских ворот.
   Фрагола подошла и приложилась к руке монаха, тот следил за ней с
ласковой улыбкой.
   - Еще раз вас благословляю, дитя мое, - проговорил он. - Будьте так же
счастливы, как чисты, добры и хороши собой.
   Потом, словно все живые существа в этом доме заслуживали благословения,
монах погладил собаку и вышел.
   Перед тем как последовать за ним, Сальватор нежно поцеловал Фраголу в
губы и шепнул:
   - Вот именно: чиста, добра и хороша собой!
   И он пошел догонять аббата.


   XXIX


   Паломник

   Прежде чем отправиться в путь, аббату необходимо было зайти к себе;
молодые люди направились на улицу По-де-Фер.
   Не успели они пройти и несколько шагов, как комиссионер, которому
завернутый в плащ господин передал письмо, отделился от стены и последовал
за ними.
   - Могу поспорить, что у этого комиссионера дело на той же улице, куда
направляемся мы, - заметил Сальватор, обращаясь к монаху.
   - За нами следят?
   - Еще бы, черт побери!
   Молодые люди трижды оглядывались, в первый раз - на углу улицы Эперон,
в другой - на углу улицы Сен-Сюльпис, потом - перед тем как войти к
аббату.
Быстрый переход
Мы в Instagram