Изменить размер шрифта - +

Моравен бросил взгляд на дорогу, на середину которой в отдалении выскользнули из зарослей три фигуры — две мужские и одна женская.

— Боги к этому отношения не имеют, — проговорил он.

Женщина — разбойница, одетая в черное платье и алую с золотом накидку, вытащила меч и ленивым жестом указала своим компаньонам на путешественников. Слева от нее стоял, прилаживая стрелу к тетиве лука, мужчина в пестром коричнево-зеленом одеянии. Он слегка откинулся назад, выбирая положение для безошибочного выстрела.

Третий разбойник был облачен в рваный коричневый балахон, который едва прикрывал бедра, хотя обычному человеку он доходил бы до лодыжек. Копну длинных нечесаных волос дополняла жидкая бородка. Грязь щедро покрывала каждый дюйм видневшегося в прорехах дырявой робы тела и украшала ногти на руках гиганта. Огромный молот с длинной рукоятью производил впечатление еще более сильное, чем облик его хозяина. Размером он был не меньше дыни, кое-где покрыт темными пятнами, и явно предназначался для того, чтобы с легкостью проламывать головы.

Разбойница улыбнулась, но тянущийся через левую щеку шрам исказил улыбку, превратив ее в уродливую гримасу.

— Приветствуем вас на Императорской дороге. Мы охраняем ее, чтобы честные люди могли спокойно путешествовать. Разумеется, вы с радостью покажете нам свои приглашения.

Конорсаи, жена купца, сделала изысканный и высокомерный жест, желая отстранить их с дороги.

— Это столбовая дорога Императора, — сказала она, — ее охраняют отряды Верховного Правителя.

Женщина покачала головой.

— В таком случае они довольно беспечно относятся к своим обязанностям, мамаша. — Она намеренно употребила это, обычно почтительное, обращение, чтобы взбесить Конорсаи, и ее усилия не пропали даром: раздалось обиженное шипение. — Поскольку мы уж явно не отряд Верховного Правителя, следовательно, мы разбойники. Решим все полюбовно или предпочитаете быть жертвами?

— Именно так все и начиналось в прошлый раз… — простонал Матут.

Моравен похлопал его по плечу:

— На этом месте путники издавна в благоговении останавливаются, чтобы посмотреть на город. Разбойники пользуются этим и неожиданно нападают на ничего не подозревающих людей.

Мальчик наклонился и поднял с дороги камень.

— Я им сейчас покажу!

— Погоди, храбрец. — Моравен Тало легко проскользнул мимо Конорсаи и вновь оказался впереди, жестом попросив двух откупщиков оставаться на месте. Оказавшись на середине дороги, он поклонился в сторону разбойников.

— Я — ксидантцу. Я не хочу, чтобы кто-либо пострадал. Эти люди под моей защитой. Вы можете просто пойти дальше своей дорогой.

— Ксидантцу! — презрительно выплюнула женщина и одернула накидку. — Последний настырный бродяга, тоже совавшийся не в свое дело, оставил мне эту накидку, а те, которых он пытался защищать, отдали нам все свои деньги.

Моравен прищурился. На алой накидке были вытканы изображения летучих мышей. Он знал человека, которому принадлежала вещь.

— Ты ее украла, или Джейт Мацил убит?

Женщина указала мечом на запад, а затем взмахнула им, и лезвие описало короткую дугу.

— Он покоится на этой дороге. По частям. У него была только Шестая Ступень. Мое имя Павинти Сьолсар. Высший Ранг.

Мгновение Моравен размышлял. У Джейта Мацила действительно была Шестая ступень. Его поражение могло означать, что у нее Седьмая. Либо ей просто повезло. Моравен склонялся к последнему варианту, для первого женщина была все же слишком молода. С другой стороны, он прекрасно знал, что внешность бывает обманчива.

— Я Моравен Толо из Школы Ятана.

Разбойница фыркнула.

— Мацил тоже был из серрианской Школы Ятана. Твои слова меня не пугают.

Быстрый переход
Мы в Instagram