Изменить размер шрифта - +
Твои слова меня не пугают.

Моравен покачал головой.

— Мацил учился у Эрона Ятана. Моим учителем был его дед.

Выражение ее лица слегка изменилось.

— Фойн Ятан?

— Да. Я несколько старше, чем кажусь. — Моравен старался не обращать внимания на шептавшихся за его спиной попутчиков. — Если ты все еще хочешь сразиться, назови свои условия.

— Я тебя не боюсь. — Карие глаза Павинти сузились. — Разумеется, драться будем до последнего. Пока один из нас не будет убит.

Он кивнул.

— Очерти круг.

На мгновение она замерла. Остальные путники изумленно замолчали. Данос восторженно завопил, но отец сразу же зажал мальчику рот и оттащил подальше. Большая часть путников последовала этому примеру, подавшись назад за вершину холма, которая теперь отделяла их от Моравена и Павинти. Кто-то очертил себя охранительным кругом, другие вытаскивали спрятанные до поры талисманы для защиты от магии, а один из откупщиков стащил с руки браслет из конского волоса и приложил к глазу, — чтобы чувствовать себя в безопасности, даже рискнув наблюдать за происходящим на холме.

— К-круг? — На лице женщины появилось напряженное выражение.

— Ты слышала. — Моравен вытащил из-за пояса меч, пока еще вложенный в деревянные ножны. — Так будет лучше.

Дрожа, она принялась чертить в дорожной пыли тонкую линию. Ее товарищи, осознав серьезность происходящего, начали действовать. Лучник выстрелил, гигант заревел и бросился в атаку. К тому времени, как он миновал Павинти, лучник успел выстрелить еще два раза.

Моравен Толо отвел правое плечо назад, пропуская первую стрелу. Вторая прошила насквозь ткань безрукавки, но не задела плоть. Он сделал едва заметный шаг вперед, позволяя третьей стреле пройти у него за спиной, и побежал к великану, перехватив левой рукой посередине наполовину вынутый из ножен меч.

Великан поднял молот над головой. Его рот открылся, обнажив кривые желтые зубы, черные глаза сощурились, на лбу и шее вздулись пульсирующие вены. Раздался нечленораздельный воинственный вопль, напоминающий рев буйвола. Молот, рукоятка которого согнулась от невероятной силы размаха, описал дугу и обрушился на Моравена.

Нырнув под молот, Моравен проскользнул внутрь очерченной страшным орудием невидимой дуги и с размаху ударил гиганта в живот рукоятью меча, а затем, перехватив ножны снизу правой рукой, нанес великану удар в пах. Рев оборвался, сменившись всхлипом. Моравен выпрямился и крутанулся на месте, перебрасывая противника через плечо. Великан упал на спину и дернулся. Следующий разворот позволил Моравену избежать четвертой стрелы, а для его поверженного соперника на этом все закончилось; удар тяжелыми ножнами по голове надолго лишил его сознания.

На излете разворота Моравен отпустил меч. Рукоять летящего по инерции меча сама легла в правую ладонь. Моравен крепче сжал ее. Ножны освободились, обнажив клинок, описали широкую дугу и ударили лучника по кисти левой руки. Как Моравен и рассчитывал, ножны перебили лучнику пальцы, сжимавшие лук, и остановили пятую стрелу. Лучник пронзительно закричал, уронив свое оружие, и отбежал, придерживая здоровой правой рукой искалеченную левую.

Моравен Толо поднял меч. Серебряный клинок указывал точно на горло Павинти.

— Ты закончила круг?

Она отбросила свой меч и упала на колени. Потом легла навзничь, опустив лицо прямо в дорожную пыль.

— Джесейсерр, простите этой несчастной ее жалкую гордыню.

— Гордыню, Павинти? Что ты имеешь в виду? То, как присваивала себе Степени, которых не имеешь? То, что считала проходивших здесь путников своей законной добычей? — Его голос стал холоднее и серьезнее. — Или то, как позволила своим напарникам бесчестно напасть на меня, прежде чем мы вступили в поединок?

— Все это, Мастер.

Быстрый переход
Мы в Instagram