Loading...
Изменить размер шрифта - +
Подкре­пление выехало. Если в подвале нас будет двое, дело пойдет быстрее. Тем более, – негромко добавил Рорк, становясь к ней спиной, – что он наверняка именно здесь.

Инстинкт Евы говорил ей то же самое. Поэтому она и выбрала данное направление.

– Он видит нас, – негромко сказала она, заметив видеокамеры, вделанные в потолок. – Затаился и ждет.

Одна из дверей была заперта.

– Сейчас я постараюсь его обмануть, – прошептала она Рорку на ухо. – Он ждет, что мы полезем напро­лом. И готов к этому. Не входи, пока я не подам сигнал.

Ева открыла замок, пнула дверь ногой, а затем бы­стро отпрянула.

Это движение спасло ей жизнь. Что-то треснуло в темноте у самых носков ее ботинок. Она увидела дым, услышала шипение и вынуждена была отступить в сто­рону, чтобы кислота не проела подошвы. В следующее мгновение в темноте что-то вспыхнуло, и Ева ощутила обжигающую боль в левом плече.

– Черт!

– Ты ранена? – Рорк прыгнул к Еве и, прижав ее к стене, заслонил своим телом. Из комнаты вылетела це­лая серия молний, но Люциус, к счастью, не видел, ку­да стрелять.

– Ерунда, слегка задело. – Ева поморщилась, пото­му что рука у нее онемела от плеча до кончиков паль­цев. – Вынь у меня из кармана мобильник. Левая рука не действует.

Рорк сделал то, что она просила, нажал на кнопку и продиктовал:

– Подвал, восточное крыло. Данвуд вооружен. Лей­тенант ранена.

– Пустяковая царапина, – с досадой бросила Ева. – Я цела. Повторяю, я цела. Пожалуйста, попробуй вклю­чить свет… Данвуд! – крикнула она, вперевалку подойдя к двери и держа оружие наготове. – Все кончено. Дом окружен. Бежать тебе некуда. Бросай оружие и вы­ходи с поднятыми руками.

– Только я могу сказать, что все кончено! А я еще не кончил. – Люциус сделал еще один выстрел. – Ду­маешь, я могу проиграть какой-то женщине!

Загорелся свет, и Ева увидела черную дыру в полу, которую отделяли от ее ног считанные сантиметры.

– «Соблазняй и завоевывай»? Мы приняли твою иг­ру, Люциус. Ты сделал глупость, так подробно и тщатель­но описав ее правила. Мы этим воспользуемся. Мы зна­ем, что ты убил Кевина. Это было сделано ловко, но законы ты знаешь хуже, чем химию. Его признание со­храняет силу. А ты оказался настолько глуп, что бросил в ванной остатки воска и крема-основы. И в итоге по­терял все набранные тобой очки.

В комнате зазвенело разбитое стекло, и Люциус яро­стно завопил:

– Это моя игра! И мои правила!

Ева подняла правую руку, останавливая людей, то­ропливо спускавшихся по лестнице.

– Люциус, началась новая игра по новым правилам, которую тебе ни за что не выиграть. Потому что я играю в нее лучше, чем ты. Бросай оружие и выходи, или я при­стрелю тебя, как собаку!

– Ты не выиграешь! – Теперь он ревел в три ручья, как капризный ребенок, у которого отняли игрушку. – Никто у меня не выиграет! Я непобедим! Я Данвуд!

– Прикрой меня, – сказала Ева Рорку.

Она сделала глубокий вдох, пригнулась и бросилась в комнату. Молнии прошили воздух над ее головой, но она успела перекатиться и нырнуть в укрытие.

– Глупо, Люциус. – Она прижалась спиной к мас­сивному буфету. – Очень глупо. Ты опять промахнул­ся. Плохо стреляешь. Где ты купил эту дрянь? У улич­ного торговца? И он сказал, что теперь ты хорошо воо­ружен? Так вот, он солгал. Проверь количество зарядов. У тебя осталось их меньше половины. А у меня целы все. И я не промахиваюсь.

Быстрый переход