Изменить размер шрифта - +

     Беседуя таким образом, подъехали они к крыльцу; Марыня, успевшая уже распорядиться относительно обеда, вышла навстречу с сыном на руках.
     - Хочу представить вам сына, прежде чем садиться за стол, - сказала она. - Вот какой у меня сынок! Большущий сынок! Послушный сынок!
     И, покачивая ребенка в такт словом, поднесла его к Ямишу. И когда тот коснулся пальцем его щечки, “послушный сынок”, сперва поморщась, а

потом улыбнувшись, издал радостный вопль, который для изучающих “эзотерический язык” имел несомненный интерес, но неискушенному слуху

удивительно напоминал крик сороки или попугая.
     Подъехал между тем и Гонтовский и, повесив в сенях пальто, стал рыться в карманах, ища носовой платок. В сенях оказалась и Розалька, нянька

Стася; она подошла и, поклонясь в ноги, поцеловала барину руку.
     - Ну, как дела? Как поживаешь? Что скажешь? - спросил ялбжиковский помещик.
     - Ничего! Хотела вот только к ручке подойти, - смиренно отвечала Розалька.
     Скособочась, Гонтовский запустил два пальца в жилетный карман, нащупывая что-то, но та, как видно, и в самом деле хотела только поклониться

прежнему своему барину и, не дожидаясь подношения, еще раз приложилась к ручке и пошла себе в детскую.
     А Гонтовский направился с победоносным видом в гостиную, напевая басом: “Трам-та-там! Трам-та-там!”
     За столом предметом общего разговора стало возвращение Поланецких в деревню. Ямиш, человек образованный, которого само положение обязывало

быть красноречивым и рассудительным, обратился к Поланецкому с такими словами:
     - Пусть у вас нет опыта ведения хозяйства, зато у вас капитал и деловые способности, чего как раз очень не хватает большинству наших

землевладельцев. Поэтому я надеюсь и верю, что с Кшеменем у вас все пойдет гладко. Возвращение ваше - большая радость для меня не только потому,

что я хорошо отношусь к вам и моей любимой подопечной. Оно еще вдобавок подтверждает мою правоту, а именно: мы, старшее поколение, вынуждены

покидать землю, но сыновья наши, а не они, так внуки, вновь к ней возвратятся. Это я всегда повторял и повторяю. Возвратятся окрепшие,

закаленные в жизненной борьбе, приобретя деловую сметку и умение трудиться. Помните, я говорил, что земля влечет и что она - единственное наше

истинное богатство. Вы мне тогда возражали и вот - стали владельцем Кшеменя.
     - Это все ради нее и благодаря ей, - сказал Поланецкий, кивая на жену.
     - Ради нее и благодаря ей! - повторил Ямиш. - А вы думаете, я не отдаю женщинам должное, не знаю им цену? Им сердце и совесть подсказывают,

в чем наша настоящая обязанность, и, любя нас, они внушают это нам. А наша истинная обязанность, равно как и богатство, - земля. - Пан Ямиш,

имевший ту общую многим судьям слабость, что любил слушать самого себя, прикрыл глаза и продолжал: - Да! Вот вы вернулись благодаря ей! Это ее

заслуга! И дай бог побольше нам таких женщин. Но что ни говорите, земля и вас притягивает, вы тоже вышли из нее недр. У всех у нас плуг должен

быть в гербе! И еще я вам что хочу сказать: вернулся не только Станислав Поланецкий, не только Марыня Поланецкая, вернулась семья, в которой

отозвался инстинкт многих поколений землевладельцев, всех, кто жили на этой земле и чей прах покоится в ней. - Он встал и поднял бокал. - За

здоровье пани Поланецкой! За здоровье семьи Поланецких!..
     - За здоровье семьи Поланецких! - подхватил Гонтовский, на которого красноречие всегда оказывало благотворное действие, готовый в эту

минуту простить Поланецким даже все муки, какие из-за них перетерпел.
Быстрый переход
Мы в Instagram