Loading...
Изменить размер шрифта - +
Они понимали, в какой переделке побывали эти трое.

– Доктор Джонсон, ваши люди в состоянии говорить?

– Говорить?

– Да, сэр. Наши эксперты просмотрели видеокассеты и у них возникли кое‑какие вопросы.

– Например? – спросил Норман без особого интереса.

– Когда вас переносили в барокамеру, доктор Адамс бормотал про какого‑то гигантского кальмара… Вот только на пленках никаких кальмаров нет и в помине.

– Я ничего не помню о кальмарах, – удивился Норман и повернулся к Гарри. – Ты что‑нибудь говорил о кальмаре?

– Кальмаре? – тот задумался. – Вряд ли…

– А что, собственно, показывают записи? – спросил Норман.

– Они сделаны почти до того момента как воздух на станции вы же знаете, был несчастный случай…

– Да, – сказал Норман. – Это я помню.

– Из них нам удалось узнать что на станции случилась течь в результате которой вода вывела из строя газоочиститель… Это произошло так внезапно, сэр!

– Да, – сказал Норман. – Разумеется.

– Значит, вы готовы давать показания?

– Думаю, да… – совершенно механически, он засунул руки в карманы куртки и нащупал на дне листок бумаги… Это оказалось фотографией красного «корвета».

Возможно, она принадлежала кому‑то из персонала станции, кто носил эту куртку до него и погиб в катастрофе… Норман скомкал снимок и выкинул его в урну для мусора… Ни к чему подобные напоминания… Он и так ничего не забудет до самой смерти!

Бет уставилась куда‑то вдаль, сосредоточившись на собственных мыслях… Но лицо ее, несмотря ни на что, оставалось прекрасным.

Норман подумал что она выглядит просто великолепно.

– Знаешь, Бет, – сказал он. – Ты очень красивая.

Она, казалось, не расслышала его слов, но потом медленно повернулась.

– Спасибо, Норман, – сказала она. И улыбнулась.

Быстрый переход