Изменить размер шрифта - +

– Совершенно верно… – сказал Гарри. – Это могло быть простым недоразумением, несчастным случаем.

– Но зачем кому‑то понадобился такой странный механизм?

– Такой же вопрос бактерия задала бы и о спутнике связи.

– Это может оказаться и формой жизни, – сказала Бет.

– Возможно, – кивнул Гарри.

– Если сфера живая, должны ли мы сохранить ей жизнь?

– Мы не знаем живая ли она.

– Эти рассуждения, конечно, весьма интересны, – сказал Норман. – Но, в реальности, мы не знаем о ней ровным счетом ничего. Мы не знаем что она из себя представляет и откуда взялась. Не знаем, живая она или мертвая. Не знаем, как она попала внутрь звездолета. Фактически, даже можно ли называть ее сферой? Мы не знаем ничего, за исключением собственных пред положений, которые говорят больше о нас, чем о самой сфере.

– Точно, – согласился Гарри.

– Для нас она является как бы зеркалом.

– Наконец, сфера могла оказаться и творением земных человеческих рук, – сказал Гарри, к изумлению Нормана, и пояснил свою мысль.

– Рассмотрим следующее, – сказал он. – Звездолет из будущего пролетел сквозь «черную дыру»… Нам остается только догадываться о побочных эффектах… Разве не могло произойти сильное искривление времени?

Предположим, корабль был запущен в 2043‑м, и летел тысячелетия. Разве экипаж не мог что‑нибудь изобрести за это время?

– Сомневаюсь, – сказала Бет.

– Допустим это только на минуту, – мягко сказал Гарри. Как отметил Норман, в нем исчезла заносчивость. На ГД‑8 они держались разрозненно, но сейчас действовали слаженно, единой командой.

– Мы не знаем, что будет завтра… – продолжал Гарри. – Пять веков назад великий Леонардо сделал эскиз вертолета, в прошлом столетии Жюль Верн предвидел подводную лодку – из этого мы сделали вывод о предсказуемости будущего… Но ни тот, ни другой не могли вообразить, скажем, компьютер, который впитал в себя слишком многие знания, непостижимые в те времена. И мы, сидящие здесь, не мудрецы. Мы не могли даже предполагать, что человеку удастся запустить корабль в «черную дыру», о существовании которой, совсем недавно, мы и не подозревали – и, уж конечно, не можем даже догадываться, каких высот достигнет человечество будущего.

– Будем считать, что она создана человеком!

– Да, будем считать так.

– А если нет? Если сфера и в самом деле продукт внеземной цивилизации? Оправданы ли наши действия, если мы сотрем всю информацию о чуждой нам жизни?

– Не знаю, – Гарри покачал головой. – Если мы решили забыть сферу…

– Тогда она исчезнет, – сказал Норман.

– Если бы только мы могли кого‑нибудь спросить, – задумчиво произнесла Бет, уставившись на поверхность стола.

– Спросить некого, – сказал Норман.

– Но можем ли мы забыть? Сработает ли это?

– Да, – сказал Гарри после последовавшей затем долгой паузы. – В этом нет никаких сомнений, мы должны забыть! Это снимает логическое противоречие, мучившее меня с самого начала. Помните, на корабле не было никаких признаков, что его строители были знакомы с полетами сквозь «черную дыру»?

– Не усек, – честно признался Норман.

– Трое из нас видели звездолет, прошедший «черную дыру» и знаем что такое путешествие возможно.

– Да…

– И, тем не менее, через полвека люди снова построят экспериментальный корабль, явно не зная что такой уже найден в прошлом…

– Может, это один из парадоксов времени, – возразила Бет.

Быстрый переход
Мы в Instagram