Loading...
Изменить размер шрифта - +

Заслышав топот копыт, несчастные скво побросали свои горшки и котелки и бросились за детьми, в надежде, что сумеют спастись вместе с ними. Но было уже слишком поздно, добежать до реки им не удалось. Всадники настигли их у самой кромки воды, потом вернулись в лагерь, где открыли стрельбу по всему, что движется. Когда все старики, женщины и дети были мертвы, солдаты спешились и обошли типи в поисках занимательных сувениров, которые можно было бы послать домой. Раздалось еще несколько выстрелов – видимо, в жилищах были обнаружены все еще живые дети.

Скаут проскакал отделявшие его от лагеря четыреста ярдов. Похоже, в нем не осталось ни единой живой души. Солдаты, посвечивая фонариками, продолжали обходить жилища индейцев. Один из них, совсем еще мальчик, новичок, выблевывал, свесившись с седла, свой завтрак из жесткой лепешки и бобов. Сержант Брэддок был доволен собой. Он одержал победу. Нашел где‑то головной убор из перьев и приторочил его к седлу рядом с флягой, где по уставу полагалось держать только питьевую воду. Скаут насчитал четырнадцать трупов. Валялись, как сломанные куклы, там, где настигла их смерть. Кто‑то из солдат предложил ему трофей, но он отрицательно помотал головой и повел лошадь к берегу ручья напоить чистой свежей водой.

Она лежала полускрытая тростниковыми зарослями, струйка ярко‑красной крови стекала по обнаженной ноге. Пуля, выпущенная из ружья, попала в бедро, когда она бежала к реке. Он мог бы отвернуться, сделать вид, что не заметил ее, и поскакать обратно, к пылающим типи, но не успел. Брэддок проследил за направлением его взгляда и тут же примчался.

– Чего нашел, парень? Ты смотри‑ка, еще одна гадючка, и все еще жива!

Он вытащил из кобуры «кольт» и прицелился. Девушка смотрела на них пустым от ужаса взглядом. Но тут скаут перехватил руку ирландца, теперь дуло револьвера смотрело вверх. Грубая, красная от виски физиономия Брэддока потемнела от ярости.

– Оставь ее в живых, она может что‑то знать, – сказал скаут.

Это был единственный выход. Брэддок призадумался, потом кинул:

– Дело говоришь, парень. Отвезем ее генералу, вот будет для него подарочек.

Он сунул револьвер в кобуру и вернулся к своим, посмотреть, чем они там занимаются. Скаут соскочил с лошади и шагнул в заросли, оказать помощь девушке. К счастью для нее, рана оказалась не опасной, чистой. Пуля, выпущенная с близкого расстояния, настигла ее на бегу и насквозь прошила мышечную ткань бедра. Он увидел входное и выходное отверстия, оба маленькие, круглые. Скаут снял шейный платок, намочил его в ручье, промыл рану чистой холодной водой и сделал плотную повязку, чтобы остановить кровотечение.

Только покончив со всем этим, он смог как следует разглядеть девушку. Та тоже не сводила с него глаз. На шею и спину спадает грива волос, блестящих и черных, как вороново крыло. Широко расставленные темные глаза затуманены страхом и болью. Далеко не все индейские скво красивы, на взгляд белого мужчины, но среди всех племен самыми красивыми считаются женщины шайеннов. И эта девушка, беспомощно лежавшая в тростниковых зарослях, совсем еще молоденькая, лет шестнадцати, отличалась поразительной, почти неземной красотой. Скауту было двадцать четыре, воспитанный на Библии, он еще не познал женщины в том смысле, как об этом сказано в Ветхом Завете. Он вдруг почувствовал, как быстро и глухо забилось у него сердце, и смущенно отвел взгляд. Потом поднял девушку, перекинул через плечо и понес в разоренный лагерь.

– Давай ее на лошадь! – крикнул ему сержант.

И отпил очередной глоток из фляги. Но скаут покачал головой.

– Волокуша, – сказал он, – иначе она умрет.

На земле, возле превращенных в дымящийся пепел типи, лежало несколько волокуш. Каждая состояла из двух длинных упругих шестов, перекрещивающихся под острым углом, и поперечины. Верхний конец крепился к луке седла, а свободные концы волочились по земле; посреди, между шестами, была натянута буйволиная шкура, на которой и перевозилась кладь.

Быстрый переход