Изменить размер шрифта - +

Молодой человек брезгливо поморщился.

– Но, шериф…

– Делай, что тебе говорят. Он тоже был человеком. И заслуживает, чтоб его похоронили по‑христиански.

От валявшейся на боку лошади остался один скелет. Объеден весь дочиста, ни клочка шкуры, мышц, сухожилий не осталось. Даже хвоста и гривы не было, видно, птицы растащили все по волоску, чтоб свить себе гнезда. Сохранились лишь крупные желтоватые зубы, истертые жестким кормом. Уздечка превратилась в прах, остались лишь стальные поблескивающие колечки. Коричневые копыта выглядели нетронутыми, и все четыре подковы были на месте.

Скелет человека находился в нескольких ярдах, лежал на спине, точно человек умер во сне. От одежды почти ничего не осталось, лишь прилипшие к ребрам обрывки кожаного костюма. Полицейский расстелил на снегу одеяло и принялся перекладывать на него кости, одну за другой. Шериф занялся личными вещами всадника.

Ветер, снег и дождь сделали свое дело – за долгие годы седло, подпруга и седельные сумки превратились в груду сгнившей кожи. Но в ней поблескивали несколько медных патронов. Шериф Льюис забрал их.

Нашелся также охотничий нож, коричневый от ржавчины, при первом же прикосновении ножны, украшенные бусинами, рассыпались в прах. Чехол от ружья был в клочья изодран клювами птиц, но само ружье уцелело, хоть и проржавело насквозь.

Но шерифа удивили две другие находки. Две стрелы с кремниевыми наконечниками и маленький топорик выглядели почти как новенькие. Нашлась также медная пряжка от ремня. И сам ремень, сделанный из длинной и крепкой полоски кожи, тоже сохранился.

Шериф собрал все эти вещи, завернул их во второе одеяло, огляделся, проверяя, не пропустил ли чего, и направился к вертолету.

И вот «Джетрейнджер» взмыл в небо в лучах утреннего солнца, в последний раз пролетел над двумя плато и необозримым зеленым массивом Национального заповедника.

Шериф Льюис глянул вниз и увидел заваленную снегом пропасть Лейк Форк. Придется посылать специальный отряд спасения, раскапывать трупы, ибо он твердо знал, что никто из людей Брэддока выжить не мог. Он смотрел на горы и размышлял над тем, что за человек был этот Крейг, которого ему пришлось преследовать в этих диких местах.

С высоты пяти тысяч футов он видел по левую руку Рок Крик, видел автомагистраль, по которой открыли движение, видел свалившуюся со склона сосну, ставшую причиной аварии. Они пролетели над Ред Лодж, и Джерри связался с оставшимся там полицейским. Тот сообщил, что девушка до сих пор в реанимации, но сердце у нее бьется.

До Бриджера оставалось четыре мили, летели они вдоль шоссе, и шериф видел сотни акров почерневших от пожара прерий, а впереди, в двадцати милях, находились возделанные лужайки и призовые мулы ранчо «Бар‑Ти».

Вертолет пролетел над рекой Йелоустон, затем – над дорогой на Бозмен и начал снижаться.

 

– «Мужчина рожден женщиной, но срок его жизни на этой земле недолог…»

Стоял конец февраля, и на маленьком кладбище в Ред Лодж было страшно холодно. В дальнем его конце виднелась свежевскопанная могила, над ней на двух слегах – простой и дешевый гроб из сосны.

Священник ежился от холода, два могильщика томились в ожидании, прихлопывая руками в варежках. У изножья могилы одиноко стояла скорбящая женщина. Высокие сапоги на меху, стеганое пальто, а голова непокрыта. И на плечи спадает волна черных, как вороново крыло, волос.

Поодаль, под высоким тисом, стоял крупный мужчина и следил за происходящим, но не приближался. На нем была теплая куртка‑дубленка. К лацкану воротника приколот шерифский значок.

Странная выдалась нынче зима, размышлял человек под деревом. Овдовевшая миссис Брэддок скорби особо не предавалась и быстро прибрала к рукам бизнес мужа. Она сделала новую прическу, подтяжку, шикарно одевалась и не пропускала ни одной вечеринки.

Быстрый переход