Изменить размер шрифта - +
Никто в круге не шевельнулся. Затем гул стих, свет пошел на убыль. В наступившей умиротворенной тишине Александр издал негромкий возглас и умер на руках у брата.
     Лайонел помог отцу подняться на ноги, с сочувствием и ужасом взирая на изломанное, невероятно истощенное тело, остававшееся в объятиях Джека.
     — Зачем он хотел заполучить книги? — тихо спросил Лайонел.
     — Он думал, что сможет уничтожить Бога, — ответил Иаков.
     Лайонел удивленно заморгал.
     — Но ведь это означало бы устроить конец света.
     — Он ошибался, — печально промолвил Иаков. — Если он и мог на самом деле что-либо уничтожить, то только себя.
     
     После того как Канацзучи ушел вниз, Дойл, поискав, нашел в церкви веревку. Когда громыхание (Дойл предполагал, что это землетрясение или какое-то сходное сейсмическое явление) унялось, он обвязал один ее конец вокруг пояса, сбросил другой вниз, в камеру, и крикнул им, чтобы держали.
     Затем его могучие руки помогли подняться уцелевшим; спасенные книги теперь лежали на полу залитого лунным светом собора.
     Джек Спаркс оказался последним. Оставив тело брата на попечение душ своих умерших близких, он ухватился за веревку, и Дойл вытащил его наверх.
     На свет.

Быстрый переход
Мы в Instagram