Изменить размер шрифта - +
Разросшиеся скопления соединённых между собой компонентов двигательных установок и жилых помещений, освещённые, если не сказать блистающие от внутренних огней, они парили на орбите в ожидании прибытия трансферного судна.

Чуть больше чем за полчаса до этого Уокер был убеждён, что их движение относительно движения тех трёх звездолётов прекратилось. Убеждённый, он отправился искать Собдж-оэс. Он нашёл астронома впереди, болтающей с одним из офицеров, добровольно вошедшим в состав экспедиции. К облегчению человека и до определённой степени к его ужасу, у неё имелось готовое объяснение очевидной задержки в стыковке.

— Это журналисты, — проинформировала она его. — Все те, кто приписан к этому вояжу, шумят и выдвигают требования, чтобы получить лучшее место и право первым записать происходящее. — Она указала на изображение на ближайшем мониторе. — Это начало. Самый важный момент. Каждый хочет получить наилучшее изображение, самое драматическое освещение. — Астроном глубоко вздохнула, её расписанный красно-чёрным рот сжался в крошечное отверстие. — К науке не имеет отношения. Но это необходимо.

— Мои друзья и я можем прекрасно обойтись и без этого, — признался Уокер. — Мы очень устали. — Он вдруг поймал себя на мысли, что ему жаль — на борту нет Вийв-пим, чтобы содействовать примирению представителей медиа, выступая от его имени. Вийв-пим ушла навсегда. Вернулась на Нийю.

«Я так долго был далеко от дома», — твёрдо напомнил Марк самому себе.

— Я рад, что вы с нами, — сказал он Собдж-оэс. Она, конечно, не Вийв-пим, но, по крайней мере, у неё симпатичное и знакомое лицо.

— Я бы не пропустила такое. — Астроном пребывала в напряжении от предвкушения и волнения. — Мы посетим ту часть галактики, что лежит далеко за пределами знакомых границ. Представляются возможности наблюдать прежде не записанные явления, новые цивилизации. — В её лучистых глазах отражался свет, когда их взгляд обратился на него. — Какой же учёный, достойный этого звания, не ухватится за шанс приобрести такой опыт?

— Это такой же прыжок в неизвестность для вас и остальных ниййюю в этом путешествии, как и для меня и моих друзей. Мы отправляемся, потому что у нас нет другого выбора. А вам есть к чему возвращаться. Вас не беспокоит, что вы можете не вернуться обратно?

Двупалая рука дотянулась до его правой руки и погладила её.

— Любой учёный, который отправляется в долгое путешествие, знает, что может умереть прежде, чем оно подойдёт к завершению. Если бы никто не пользовался этим шансом, наука стояла бы на месте.

Их разговор прервал чей-то голос.

— Всегда так ободряюще слышать зрелое осознание природы понимания Природы, озвученное одним из видов, стоящих на порядок ниже. — Скви прибыла своим излюбленным в последнее время способом: наверху одного из щупалец Браука, её презрение — впереди неё. — Лично я с нетерпением жду обретения нового знания.

— А я пою, — прогрохотал Браук, которому, как обычно, пришлось низко наклониться, чтобы избежать удара о потолок верхней частью своего тела и уберечь глазные стержни, — о новых пространствах, которых никто не видел.

Еще бы ему не петь, думал Уокер, поскольку они как раз направлялись к его родной планете, к единственной из трёх, о положении которой имелись хотя бы скудные, но какие-то предположения. В его душе была решимость. Если хотя бы один из них окажется дома, само по себе это будет впечатляющее завершение. Ведомые всего лишь неясным пониманием отдалённых возможностей, они бросались в бездну неизвестности.

По крайней мере трое из них. А где Джордж?

Он нашёл пса свернувшимся в калачик и крепко спящим среди погруженных в последнюю минуту пакетов с запасами в складском помещении трансферного корабля.

Быстрый переход
Мы в Instagram