Изменить размер шрифта - +
Но Джейк-то прекрасно понимал, что даже варварское обращение, которому они подвергались, не могло полностью изуродовать им двигатели, а именно это его и интересовало.

Он засучил рукава на манер хирурга, готовящегося приступить к обследованию пациента.

– Ну, девочки, хотите вы этого или нет, сейчас вами займется старина Джейк, – пробормотал он.

Он был высоким мужчиной, мощным, с широкой костью, и ему с трудом удалось втиснуться в ограниченное пространство бронированной машины, но он действовал спокойно и последовательно, с сосредоточенностью, больше похожей на радостное удовольствие, так что неудобств практически не замечал. Он вытянул губы и стал насвистывать, без конца повторяя начальные такты песенки «Тайгер рэг». Ему пришлось прищуриться, чтобы лучше видеть в полумраке, царившем внутри броневика.

Действовал он быстро, проверяя работу педали газа, системы зажигания и всех ручек и рычагов управления, затем проинспектировал весь трубопровод, ведущий от установленного сзади топливного бака, нашел перекрывающие его краники, размещенные под водительским сиденьем, и в заключение удовлетворенно крякнул. Потом выбрался из башни и спрыгнул на землю, вытирая локтем струйку пота, вытекшую из его густой и кудрявой черной шевелюры и скатившуюся по щеке. Затем перешел к передку машины и открыл боковые защелки крышки бронированного моторного отсека.

– Ох какая прелесть! – пробормотал он, глядя на открывшиеся перед ним знакомые очертания старого двигателя «бентли», покрытого слоем пыли и спекшейся маслянистой грязи.

Джейк опустил на него свои огромные руки с квадратными ладонями и лопатообразными пальцами, прикоснулся к блоку чуть ли не с благоговением.

– Эти ублюдки здорово тебя доконали, мой милый, – пробормотал он. – Но мы приведем тебя в порядок, ты у нас снова запоешь как встарь, это я тебе обещаю.

Он вытащил масляный щуп из гнезда в картере двигателя и проверил на вязкость стекшую с него каплю масла, растерев ее в пальцах.

– Ну и дерьмо! – с отвращением буркнул он, ощутив кончиками пальцев, сколько в масле грубого осадка, металлической и иной пыли. Потом засунул щуп обратно в гнездо. После чего вывинтил все свечи и, пообещав шиллинг на чай, позвал слонявшегося поблизости африканца, чтобы тот покрутил заводную ручку, пока он проверяет компрессию, зажимая свечные отверстия ладонью.

Он довольно быстро осмотрел все пять бронированных машин, проверяя, пробуя, обследуя, и когда добрался до последней, то уже знал, что три из них он точно сможет снова запустить в дело, а может быть, даже четыре.

Пятая была безнадежна. В блоке цилиндров зияла трещина, сквозь которую вполне прошла бы внутрь лошадь, а поршни настолько приржавели к цилиндрам, что даже объединенные усилия, приложенные им и его помощником к заводной ручке, не смогли тронуть их с места.

В двух машинах отсутствовали карбюраторы, но один можно было содрать с разбитой пятой. Стало быть, не хватало еще одного карбюратора, и Джейк мог представить себе исключительно мрачные перспективы поисков такового в Дар-эс-Саламе.

Таким образом, можно рассчитывать только на три броневика. По сто десять фунтов за каждый, это будет триста тридцать фунтов стерлингов. Минус заранее подсчитанные издержки в пределах ста фунтов – и останется двести тридцать фунтов прибыли, а он к тому же вовсе не намерен платить больше чем по двадцать фунтов за эти раздолбанные драндулеты. Джейк почувствовал, как в груди разливается теплое чувство глубокого удовлетворения, и небрежно бросил обещанный шиллинг помощнику-африканцу. Двести тридцать фунтов – огромная куча денег, особенно в нынешние тяжелые и голодные времена.

Быстрый взгляд на часы, которые он выудил из заднего кармана, убедил его в том, что до объявленного начала распродажи остается еще два часа. А он уже горел нетерпением начать работу с этими машинами, и не только из-за денег.

Быстрый переход
Мы в Instagram