Изменить размер шрифта - +

Айону не слишком волновало, сколько ей станут платить, — во всяком случае, для начала. Чего она действительно хотела — это работать с лошадьми. А там уж она себя проявит. А пока будет себя проявлять, у нее будет дело, причем любимое дело.

У девушки скрутило живот. Это случалось всегда, когда ей хотелось чего-то слишком уж сильно, так что она приказала себе не трещать без умолку, когда будет говорить с человеком, которому предстоит решать, взять ее на работу или немедленно с ней распрощаться.

Но в ту минуту, как она свернула на поляну и увидела строения, ее волнения как не бывало. Здесь все было знакомо, будто дом родной. Очертания конюшен, когда-то выкрашенных в красный цвет, две лошадиные головы, с любопытством взирающие поверх створок ворот, грузовики и трейлеры, в беспорядке стоящие на посыпанной гравием просторной площадке.

Запахи сена, лошадей, навоза, кожи, масла и зерна растопили ее сердце. Едва сапоги захрустели по гравию, на нее нахлынули чувства.

Не в силах удержаться, Айона прямиком устремилась к лошадям.

За ее движением, глядя ей прямо в глаза, неотрывно следил гнедой. В качестве приветствия он фыркнул и переступил с ноги на ногу. А когда она погладила его по щеке, нагнул голову, после чего легонько ткнулся в нее носом.

— Я тоже рада с тобой познакомиться. Посмотри, какой ты красавец!

Ясные глаза, вычищенная до блеска шкура, тщательно расчесанная грива и спокойный нрав коня — вот что сразу бросилось Айоне в глаза. Здоровые, ухоженные лошади заранее подняли в ее глазах репутацию Бойла Макграта и Финбара Бэрка.

— Надеюсь, мы с тобой будем часто видеться. А кто твой друг? — Она повернулась ко второму коню, крепко сбитому рыжему, который терся шеей о раму окна с видом полнейшего безразличия к посетительнице.

Она шагнула в его сторону, и он прижал уши. Айона лишь наклонила голову и мысленно попросила его успокоиться — и уши лошади снова встали торчком.

— Так-то лучше. Зачем же нервничать? Я только зашла поздороваться.

Она легонько погладила коня.

— Это Цезарь к вам присматривается.

Айона обернулась. Сзади стояла наездница в сапогах для верховой езды. Ее гибкое тело облегали жокейские бриджи, жакет был в шотландскую клетку. Волосы, заплетенные в длинную свободную косу, напомнили Айоне любимую бабушкину норковую шубку — они были густые и роскошного каштанового цвета. Хотя в ее речи слышался ирландский выговор, золотистая кожа и темно-карие глаза скорее ассоциировались с теплыми краями и цыганскими кострами.

— Он вообще любит в первый момент прикинуться свирепым. И еще он стесняется, когда его трогают. Как правило, — добавила она, видя, что Айона продолжает гладить коня.

— Просто он осторожничает с незнакомцами. Их обоих берут на прогулки?

— Цезаря мы приберегаем для опытных наездников, но в принципе они тут оба на службе.

— Надеюсь, то же можно будет скоро сказать и обо мне. Я Айона Шиэн. Пришла поговорить с Бойлом Гратом.

— А, так ты, наверное, та янки, двоюродная сестра Коннора и Брэнны? А я Мира Куинн. — Она шагнула вперед и твердой рукой пожала Айоне руку, одновременно быстро и деловито оглядев ее с головы до ног. — Ты прямо с утра пораньше.

— Никак не привыкну к другому часовому поясу. Если сейчас неудачное время, я могу прийти позже.

— Что сейчас, что позже — какая разница. Бойла пока нет, но он скоро будет. Если хочешь, я тебе тут пока все покажу.

— С удовольствием. Спасибо! — Подобно Цезарю, Айона сразу сбросила напряжение. — Ты давно тут работаешь?

— Да уж почти восемь лет. Скоро девять будет. Да, впрочем, кто считает?

Она повела Айону в конюшню, широко шагая на длинных ногах, так что той пришлось поспешить, чтобы не отстать.

Быстрый переход
Мы в Instagram