Loading...
Изменить размер шрифта - +
Повторяю вам: ничего серьезного. Просто небольшие проблемы с кровообращением. Я прописал ей таблетки, которые надо пить перед каждым приемом пищи. Также сообщаю вам, чтобы вы не удивлялись, что я прописал ей диету. Ей надо сбросить пять-шесть килограммов, чтобы уменьшить нагрузку на сердце.
     - Вы уверены, что...
     - Клянусь вам, абсолютно никакой опасности, но я счел, что будет лучше поставить вас в известность. Если вы мне верите, сделайте вид, что ничего не замечаете.
     Больше всего ее пугает, что вы станете волноваться из-за ее здоровья...
     Насколько он знал жену, она наверняка купила лекарство в ближайшей аптеке. Звонок был утром. В полдень он наблюдал за мадам Мегрэ, которая при нем не пила никаких таблеток. Вечером тоже. Он стал искать флакон или коробочку в ящиках буфета, потом, как ни в чем не бывало, на кухне. Куда же она запрятала лекарство? Она ела меньше и отказалась от десерта. Это она, такая сладкоежка!
     - Я решила немного похудеть, - бросила она шутливым тоном. - А то на мне все платья трещат...
     Он верил Пардону, поэтому не испугался, но легкое беспокойство о здоровье мадам Мегрэ вызывало меланхолию. В прошлом году ему были предписаны три недели полного покоя. Теперь нездорова жена. Это означало, что они незаметно достигли возраста мелких недомоганий, необходимых небольших "починок", как автомобили, которые вдруг начинают нуждаться в еженедельном визите в автосервис. Вот только для машины можно купить новую деталь. Можно поменять даже двигатель.
     Когда секретарь постучал в дверь и открыл ее, как обычно не дожидаясь ответа, Мегрэ думал об этом, сам того не замечая. Он оторвался от досье и уставился на старого Жозефа большими, казавшимися сонными глазами:
     - В чем дело?
     - Тут один человек настаивает, чтобы вы его приняли.
     Жозеф, передвигавшийся совершенно бесшумно, подошел к столу и положил на него заполняемую каждым посетителем карточку.
     Мегрэ прочитал написанную карандашом фамилию, но поскольку она ему ничего не говорила, не обратил на нее внимания. Он запомнил только, что она была двусложной. В памяти отложилось лишь имя посетителя - Ксавье, поскольку первым его начальником на набережной Орфевр был старик Ксавье Гишар.
     Под напечатанными словами "Цель визита" было нечто вроде: "Совершенно необходимо поговорить с комиссаром Мегрэ".
     Жозеф ждал с невозмутимым видом. В кабинете было достаточно темно, чтобы включить лампу, но комиссар об этом не подумал.
     - Вы его примете?
     Он кивнул в ответ, слегка пожав плечами. Почему бы не принять? Через секунду в кабинет вошел посетитель - мужчина лет сорока, во внешности которого не было ничего необычного - один из тысяч мужчин, быстрым шагом направляющихся после окончания рабочего дня к ближайшей станции метро.
     - Простите, что доставляю вам беспокойство, господин комиссар...
     - Садитесь.
     Его собеседник немного нервничал, скорее, был взволнован, как и многие другие люди, входившие в этот кабинет. Темное пальто визитер расстегнул, прежде чем сесть, а шляпу сначала положил на колени, а потом на ковер у ног.
     Он как-то механически улыбнулся, очевидно из робости, откашлялся и произнес:
     Труднее всего начать, правда? Разумеется, как и все, я уж не знаю сколько раз проговаривал в мыслях то, что скажу вам, когда придет время, но сейчас все мысли спутались...
     Новая улыбка, которой он выпрашивал у комиссара одобрения или подбадривания.
Быстрый переход