Loading...
Изменить размер шрифта - +
Губы зашевелились, но заговорить она не смогла.
     - Я предпочитаю допросить вас в присутствии вашего адвоката, чтобы у вас не создалось впечатления, будто использую запрещенные приемы.
     Наконец ей удалось пробормотать:
     - Я не знаю ни одного адвоката.
     По ее щекам катились слезы.
     Комиссар взял с полки книжного шкафа справочник коллегии адвокатов и протянул ей:
     - Выберите из этого списка.
     Она покачала головой:
     - Зачем?
     Он предпочел бы, чтобы на этом месте сидела та, другая!
     - Вы признаете?..
     Она кивнула, нашла в сумочке платок, высморкалась без всякого кокетства, и ее нос еще больше покраснел.
     - Вы признаете, что имели намерение отравить сестру?
     И тут она разрыдалась:
     - Я ничего уже не знаю... Не мучайте меня... Скорей бы уж все это закончилось...
     Она даже не думала о том, чтобы скрыть свое мокрое лицо.
     - Вы любили своего зятя?
     - Не знаю. Я уже не знаю. Полагаю, да... Сделайте так, чтобы все это прошло быстро, комиссар!.. Я больше не могу... - взмолилась Дженни.
     Казалось, комиссар был застигнут врасплох признанием молодой женщины. Проходя мимо, он даже несколько раз касался рукой ее плеча, как будто понимая, что она нуждается в человеческом прикосновении.
     - Вы отдавали себе отчет в том, что Ксавье не такой, как все?
     Она отвечала "да". Отвечала "нет". Она столкнулась со слишком сложными для нее проблемами.
     - Это она его не понимала! - выкрикнула Дженни наконец. - Она сводила его с ума...
     - Намеренно?
     - Не знаю. Он нуждался... - Слова она подбирала с трудом. - Я пыталась...
     - Успокоить его?
     - Вы даже представить себе не можете, в какой атмосфере мы жили... Только когда мы оставались вдвоем, он и я... Потому что со мной он чувствовал себя хорошо, доверял...
     - Когда вчера вечером, на набережной, Ксавье подошел к вам, он объявил, что сегодня утром ему предстоит пройти обследование?
     Удивившись, что Мегрэ в курсе, она на мгновение замерла, разинув рот.
     - Отвечайте... Я тоже пытаюсь освободить вас как можно скорее...
     Дженни поняла смысл сказанного. Она не воображала, что комиссар говорит о том, чтобы выпустить ее, а о том, чтобы, в некотором смысле, освободить ее от себя самой.
     - Он мне рассказал, - с неохотой призналась она.
     - Это его пугало?
     Дженни сказала "да" и шмыгнула носом, снова готовая расплакаться.
     - Он думал, что она выиграла...
     Подбор слов выдавал беспорядок в ее мыслях.
     - Это ведь она его толкнула... Она предусмотрела, что он найдет яд, навоображает себе...
     - Он ее ненавидел?
     Дженни испуганно уставилась на комиссара, не смея ответить.
     - И вы, вы тоже возненавидели сестру, верно?
     Она помотала головой. Это не означало ни да ни нет.
     Скорее, этим движением она пыталась отогнать кошмар.
     - Вчера вечером, выйдя отсюда, - продолжал Мегрэ, - Мартон полагал, что после медицинского обследования его не выпустят на свободу.
Быстрый переход