Loading...
Изменить размер шрифта - +

     - Вчера вечером, выйдя отсюда, - продолжал Мегрэ, - Мартон полагал, что после медицинского обследования его не выпустят на свободу. Значит, у него остался только один вечер. Это был его последний шанс...
     Поведение продавца игрушечных железных дорог могло показаться нелогичным, и тем не менее оно не было лишено определенной логики, и Мегрэ начинал понимать определенные моменты трактата по психиатрии. Вот только то, что автор книги излагал заумными словами и сложными фразами, в конце концов оказалось человечным.
     - Когда он отправился на кухню, где находились вы...
     Дженни вздрогнула, явно желая заставить его замолчать.
     - Отвар уже был налит в чашки?
     Комиссар был в этом уверен и не нуждался в ответе.
     - Вы не видели, как он насыпал порошок?
     - Я стояла к нему спиной. Он открыл ящик с приборами и взял нож. Я услышала звон ножей...
     - И решили, что у него не хватило мужества насыпать яду?
     Мегрэ ясно видел перед собой нож с темной деревянной ручкой, лежащий возле радиоприемника.
     Под тяжелым взглядом комиссара Дженни еще немного колебалась, прежде чем простонать:
     - Мне стало жалко...
     Он мог бы заметить: "Уж во всяком случае, не вашу сестру!"
     А она продолжала:
     - Я была уверена, что его запрут в дурдом, что Жизель выиграла эту партию... Тогда...
     - Тогда вы схватили флакон с фосфатом и всыпали большую дозу в чашку вашей сестры. У вас хватило присутствия духа вытереть флакон.
     - У меня в руке было влажное полотенце.
     - Вы убедились, что чашка, предназначенная вашей сестре, стоит на нужной стороне подноса...
     - Умоляю вас, комиссар! Если б вы знали, какую ночь я провела...
     - Вы все слышали?
     А как она могла не слышать?
     - И не спустились?
     - Испугалась.
     Она дрожала от запоздалого страха, и поэтому он вновь залез в шкаф.
     - Выпейте, Дженни подчинилась, поперхнулась и чуть не выплюнула коньяк, обжегший ей горло.
     Мегрэ чувствовал, что она дошла до той точки, когда хочется лечь на пол и лежать неподвижно, ничего больше не слыша.
     - Если бы ваш зять вам все рассказал...
     Вся сжавшись, она мысленно спрашивала себя, что еще ей предстоит узнать.
     А Мегрэ вспоминал слова Ксавье, произнесенные в этом кабинете.
     Тот объяснял, что, если бы у него возникло намерение избавиться от жены или отомстить ей, он бы воспользовался не ядом, а револьвером. И ведь это чуть было не удалось. Разве психиатры не рассуждают о строгой логике некоторых сумасшедших?
     Это он подсыпал в свою чашку порошок, вороша ножи, причем подсыпал так быстро, что свояченица, стоявшая к нему спиной, подумала, будто в последний момент он струсил. Он рассчитал дозу с целью почувствовать себя достаточно плохо, дабы объяснить свой поступок, который совершит позднее, но так, чтобы не умереть. Не зря же он неделями торчал в библиотеках, штудируя труды по медицине и химии. Эту дозу, переставив чашки на подносе, приняла Жизель Мартон и почувствовала только недомогание.
     Неужели всего этого Дженни не поняла за бесконечно длинную ночь, которую провела в спальне, прислушиваясь к раздававшимся в доме звукам?
     Она все знала, стало доказательством этого то, что она еще больше сжалась на стуле и, как будто у нее уже не хватало сил четко выговаривать слова, пролепетала:
     - Это я его убила.
Быстрый переход