Loading...
Изменить размер шрифта - +
..
     Комиссар оставил ее в прострации, стараясь не шуметь и боясь только одного: что она сейчас свалится на пол. Затем на цыпочках вышел в кабинет инспекторов.
     - Отведите ее вниз... Будьте деликатнее... Сначала в санчасть... - распорядился он.
     Мегрэ предпочитал не заниматься этим сам. Встав перед окном, он даже не посмотрел, кто из инспекторов направился в его кабинет.
     Вины он не почувствовал. Не мог же он при первом визите Мартена послать его к психиатру. А тот, очевидно, не взял бы на себя ответственность направить его в стационар. Между ответственностью и безответственностью существует неопределенная зона, область теней, куда опасно соваться. Минимум два персонажа этой истории барахтались в ней, а третий...
     - А со второй что делать, патрон?
     Комиссар вздрогнул, обернулся и посмотрел взглядом человека, находящегося далеко-далеко от кабинета инспекторов:
     - Пусть идет.
     Он чуть не сказал: "Выгоните ее к такой-то матери".
     Мегрэ дождался, пока его кабинет опустеет, и только тогда вошел туда. Почувствовав посторонние запахи, открыл окно.
     Он глубоко вдыхал влажный воздух, когда у него за спиной Люка произнес:
     - Не знаю, правильно ли я поступил. Перед уходом мадам Мартон попросила у меня разрешения позвонить.
     Я разрешил, подумав, что ее разговор даст нам что-нибудь новое.
     - Что она сказала?
     - А знаете, с кем она разговаривала?
     - С Харрисом.
     - Она его зовет Морис. Извинилась, что не пришла к открытию магазина, но никаких подробностей не сообщала. Сказала только:
     - Я вам все объясню, как только приеду...
     Мегрэ закрыл окно, повернулся к нему спиной, и Люка, посмотрев на него, забеспокоился:
     - В чем дело, патрон?
     - Ни в чем. А что может быть? Она обещала, а эта женщина держит слово. В настоящий момент она едет в такси и, держа перед собой зеркальце, поправляет макияж...
     Он вытряхнул трубку в пепельницу.
     - Позвони в прокуратуру и, если Комельо вернулся, сообщи, что я сейчас к нему зайду.
     Для комиссара Мегрэ дело было закончено. Дальнейшее касалось следователей и судей, и он не хотел оказаться на их месте.

     1957г.

Быстрый переход