Loading...
Изменить размер шрифта - +
Теперь же они сами имели всю информацию и могли себе позволить еще и ежедневно передавать и принимать информацию дополнительно, с помощью своего компьютера. И в первый раз за долгие месяцы в их наушниках не зудел знакомый до боли голос диспетчера Телии!
Как старший в команде, Ивен настоял, и успешно, на установке дополнительного вооружения, чего на обычных полицейских кораблях не делалось. Тут, конечно же, помогло и то, что с предыдущим своим заданием они справились блестяще, — это признали все. Им даже удалось завоевать хорошее расположение к себе в штабе патруля Солнечной Системы. Но вот увеличения зарплаты они так и не добились: их руководитель, Лукреция, на материальную сторону дела смотрела по-своему…
«Пункт 3, — высветилось на экране у Ивена. — Затраты. Я понимаю, что для выполнения задания на Свободе требовались большие средства. Но комиссар уполномочил меня довести до вашего сведения, что неуместные расходы, типа траты годового жалованья в барах и на наркотики, не будут более поощряться. На выполнение задания вам выделяются крайне ограниченные средства. Также вы не должны думать, что раз вам дали свой корабль, то вы можете обращаться с ним как заблагорассудится. Использовать его, например, в незапланированных увеселительных прогулках, всячески портить его, изнашивать. Конечно, было бы неправильно с нашей стороны отправить двух офицеров на астероиды на обычном полицейском корабле, но…»
Ивен покачал головой и нажал на кнопку, прокручивая послание вперед. У Лукреции не нашлось времени самой увидеться с ними перед отлетом. Она, видите ли, была занята более важным делом — отвечала за безопасность на Открытии новой планеты L5 — «символа межпланетного сотрудничества, миллиардных вложений, совместных усилий тысяч исследователей и ученых, работающих на благо человечества» и т.д. и т.п. Средства массовой информации трубили об Открытии уже несколько месяцев. Ивену же вся эта канитель не нравилась с самого начала, еще даже до того, как «Открытие» стало главным развлечением их шефа и сделало ее еще более щепетильной и деловой. Ивен был уверен, что уж после задания на Свободе у Лукреции найдется хоть пара слов для похвалы, но не тут-то было. Она была «чрезвычайно занята». И даже если б у нее и нашлось время, Ивен подозревал, что она просто спросила бы: «Чего еще они хотят, чтобы за нормальное выполнение своего задания их вознесли до небес?» Он тяжело вздохнул и стал читать дальше.
— Не знаю, что ты такое добавляешь в соус, — раздался за его спиной голос Джосса, — но после еды тарелки отмыть невозможно. Тебе следовало бы запатентовать его как универсальный клей. Ну что, все читаешь «билль о правах»? — спросил он, усаживаясь в соседнее кресло.
— Цени те права, что есть, — пробурчал Ивен, взглянув искоса на напарника. Джосс О'Баннион был ниже ростом, чем обычный, «средний» полицейский, но Ивен, столь долгое время являясь специалистом по защитным костюмам, умел судить о способностях человека по всему, чему угодно, только не по росту. Темные, коротко подстриженные волосы и добродушное, спокойное лицо Джосса не производили какого-нибудь особенного впечатления. Было в нем что-то восточное, с примесью чего-то европейского — французского или финского, или бог знает чего. Он был хорошо сложен, всегда в отличной форме и в случае необходимости быстро и ловко обращался с оружием. Все эти качества своего напарника Ивен высоко ценил, но особенно ему импонировали ум Джосса, его умение общаться с техникой, с компьютерами и, главное, — его способность распутывать дела, в которых нет ни капли логики.
Этого было вполне достаточно, чтобы Ивен простил ему его чертову опрятность. Все с той же иронией, но уже добрее, он взглянул на Джосса.
— Ты что же, никогда не снимаешь форму? Даже когда готовишь?
— Что? Пачкать гражданскую одежду?
— Смотри, там, куда мы направляемся, чистка будет стоить дорого.
Быстрый переход