Изменить размер шрифта - +
Каждый ломоть был размером с тарелку и выглядел очень аппетитно. Кроме того, здесь же лежали надкусанные остатки этой отравы.

Девушка, обливаясь слезами, бросилась к Храброму Орлу и упала перед ним на колени. Она положила его голову к себе на колени. Индеец открыл глаза и посмотрел на жену затуманенным взором.

— О, Храбрый Орел… — едва выдавила из себя Бекки.

Водопад, бледная и бесчувственная, лежала на груде одеял, брошенных на пол. Рядом распростерся Свистящий Лось. Судя по положению тел, девушка-индианка, положив голову мальчика себе на колени, сидела с ним до последней минуты, пока болезнь не свалила и ее.

Судья Ньюмен, вбежав в жилище, подавил стон, увидев страшную картину, представшую его взору. Он с сочувствием посмотрел на Бекки.

— Они умрут? — едва слышно спросила она.

— Не уверен… Может, и обойдется, — тяжело вздохнул Рой.

— Что мы можем сделать для них? — поинтересовалась мисс Вич, тревожно глядя на мужа. Похоже, тот даже не осознавал происходящее.

— Шаман тоже болен, — с горечью заметил судья, опустившись на колени рядом с Водопад. — До доктора далеко… Скорее всего, ближайший врач находится в городе.

Мужчина коснулся лба мальчика, затем потрогал лицо Водопад.

— Жара у них нет. А теперь посмотрите, как там Храбрый Орел.

— Лоб мокрый, но прохладный.

— Я сбегаю к реке за водой, — торопливо пробормотал Рой и, схватив кувшин, бросился из типи.

Вождь, застонав, помотал головой. Он слышал голоса, но никак не мог вникнуть в смысл сказанного. Мужчина почувствовал мягкую руку сначала на лбу, затем — на лице и услышал нежный голос. Но кому принадлежат эти нежные ладони и голос — оставалось загадкой.

Земля качалась под ним.

Открыв глаза, шайен увидел странное, расплывающееся чье-то лицо.

— Храбрый Орел, пожалуйста, поправляйся, — закричала Бекки, увидев его движение. Но он не видел ее, а только бессмысленно размахивал руками.

Схватив его за запястья, она осторожно успокоила мужа, затем коснулась потрескавшихся губ.

— Это Бекки… Я вернулась… и останусь, если ты позволишь мне.

«О, этот голос, — подумал вождь, — он становится отчетливее… Он такой мягкий, успокаивающий…»

Шайен попытался сосредоточиться на лице, и вскоре туман начал рассеиваться, черты проступали все резче. Типи перестало кружиться, живот болел не так сильно.

Постепенно приходя в себя, Храбрый Орел понимал, что болезнь отобрала у него все силы, но зато вернула жену.

— Бекки? — хрипло спросил он. — Ты уже дома?

— Храбрый Орел! — радостно воскликнула мисс Вич. — Господи, ты выздоравливаешь! Теперь ты не умрешь!

— Умру? — Мужчина приподнялся на локте и замер от ужаса, увидев Водопад и сына без чувств лежащих на полу. — Они ушли к Великому Духу?

— Нет, что ты… Им стало плохо от поджаренного хлеба, как и тебе, — сказала Бекки. В это мгновение вошел судья и поставил на пол кувшин с водой.

Рой налил холодную влагу в две деревянные чашки. Одну вручил мисс Вич, другую взял сам. Он осторожно смочил тряпку и протер бледное лицо Водопад, затем — Свистящего Лося.

Вождь опять лег и закрыл глаза, ощущая ласковые прикосновения рук жены.

— Думаю, все скоро пройдет, — успокоила она его. — Храбрый Орел, я сожалею, что ты заболел.

— Ты имеешь в виду отравленный хлеб?

— Да. Кстати, в этом повинна мука, которую вы получили от «трапперов»… Ты помнишь людей, притворившихся вашими друзьями? На самом деле это бандиты, решившие сделать напоследок еще одно черное дело.

Быстрый переход