Loading...
Изменить размер шрифта - +
Та оказалась полной противоположностью Марго - тихая, молчаливая домоседка. У Наташи рано умерла мать, и все хозяйство девятнадцатилетняя девушка вела сама. Отец ее, совсем еще молодой, тридцатидевятилетний вдовец, чувствовал себя как у Христа за пазухой. На столе всегда стояли горячие обед и ужин, вовремя подавались выглаженные рубашки. Через два месяца Сеня сделал предложение Наташе и начал готовиться к свадьбе.
   Когда Рита узнала, что поклонник переметнулся к другой, она вначале потеряла от злобы голос. До сих пор ее никто не бросал, и обида засела ржавым гвоздем в ее сердце.
   Риточка поклялась отомстить мерзкому негодяю и клятву сдержала. Сначала она хотела испортить Сене праздник, явившись незваной гостьей на бракосочетание. Но потом хитрой девчонке пришла в голову гениальная мысль. Наташин папа, красивый и обеспеченный вдовец, с явным интересом давно поглядывал на белокурую, голубоглазую и пышногрудую Риту, когда та появлялась у дочери. Теперь Марго пустилась во все тяжкие, кокетничая с мужиком. Не прошло и полугода, как Сенин тесть женился на Маргарите, и она стала тещей парня.
   Я хихикнула:
   - Ну и влип!
   - Да уж, - вздохнул Сеня, - живем в общей квартире, и Ритка пакостит по-страшному. Так хитро все обставляет, будто она о Наташе заботится, а я выгляжу просто монстром. Что делать - ума не приложу!
   - Снимай квартиру и съезжайте, - посоветовал Сережка.
   - А деньги? - всплеснул руками Сеня. - Знаешь, сколько в месяц хотят? Меньше чем за сто долларов не найти.
   - Вот что, Сеня, - сказала Юля, вставая, - раз уж женился, изволь создать супруге нормальные условия.
   - Ну не зарабатываю я столько, - пригорюнился парень.
   - Как же думал семью создавать? - гнула свое Юля.
   - Кто знал, что так получится, ты же, Юлечка, живешь с Сережкиной матерью - и ничего.
   - Катя дома никогда не бывает, и потом, какая из нее свекровь - смех один, - вздохнула девушка и велела:
   - Кирюшка, влезь на табуретку и достань со шкафа большую сковородку. Чего яйцам зря пропадать, сейчас сделаю замечательный омлет.
   - Вечно мне поручения дают, - заныл мальчишка.
   - Ну тебя, - рассердилась Юля, - сама достану.
   Она моментально вскочила на табуретку, вытянула руки, чуть оступилась...
   - Осторожно! - заорал Сережка. Но было поздно. С легким криком Юля шлепнулась на пол и тут же заорала.
   - Что, что? - засуетились мы, кидаясь к ней. Девушка полулежала на линолеуме, как-то странно вывернув правую ногу. Лодыжка начала моментально распухать и угрожающе синеть.
   - Похоже на перелом, - растерянно констатировал Сережка, - и мать, как назло, на дежурстве.
   Катя работает хирургом, оперирует щитовидную железу и, на мой взгляд, мало могла помочь в создавшейся ситуации. Но в Сережке в минуту опасности проснулся маленький мальчик, твердо уверенный: стоит лишь маме вернуться домой, как неприятности разом кончатся.
   - Все из-за меня, - зарыдал в голос Кирюшка. - Юлечка, прости!
   - Ерунда, - прошептала Юля, еле сдерживая слезы, - чему быть, того не миновать.
   - Ой-ой-ой! - вопил Кирюшка, задирая вверх руки.
   Не хватало только хора, вторящего плакальщику.
   - Хватит, - велела я, - надо вызывать "Скорую".
   Машина пришла через два часа. Хмурая, нелюбезная тетка одним глазом глянула на поленообразную ногу и весьма грубо приказала:
   - Несите в машину.
   - Мы? - глупо спросил Сеня.
   - Нет, я поволоку, - вызверилась докторица. - Сами дрались, сами и тащите.
   - Мы не дрались, - возразил Сережка, - она с табуретки упала.
Быстрый переход