Изменить размер шрифта - +

— Да не считая к тому же того, что потеряли на гонорарах композиторы, певцы и музыканты, — добавил Сакс. — Когда подпольные записи превращаются в бизнес, это больно бьет по людям.

Боб и Пит кивнули в знак согласия.

Они приближались к эстраде. И здесь и там толпились зрители: одни танцевали, другие просто слушали. Пульсирующая рок-музыка никого не оставляла равнодушным: «Хулахупсы» как раз заканчивали очередную песню. Боб ради сохранности задвину свой ящик под дощатый пол эстрады.

— Когда «Хупсы» играют, делами занимать просто невозможно, — пожаловался Сакс. — Достану листовки, когда они начнут следующую песню. Ты еще не знаком с «Хупсами», Пит?

— Еще нет. — Пит надеялся, что никто не заметил, как он волнуется. Общаясь, скажем, с футболистами, он был, как всегда, уверен в себе, своем обаянии, но артисты — это совсем другое дело.

— Держу пари, ты будешь потрясен, — сказал, улыбаясь, Сакс.

Раздались мажорные финальные ноты. Последний взмах палочек ударника. Аудитория разразилась громкими аплодисментами и свистом. «Хупсы» низко поклонились, сняли свои инструменты и убежали со сцены.

Аплодисменты стремительно нарастали. Музыканты вновь показались перед зрителями, еще четыре раза поклонились и. размахивая руками, сошли со сцены по лесенке за эстрадой.

— Эй-эй, Сакс! — кричал высокий стройный юноша с длинными шелковистыми волосами цвета кукурузы и развевающейся бородой. Он хлопнул Сакса рукой по спине, в другой он держал пару барабанных палочек. — Ну, как мы сработали? Мы их завели, не так ли?

— У тебя это всегда получается, Тони, — Сакс добродушно снес фамильярное похлопывание, — и еще как. Это — Тони, — обернулся он к Питу. — Ударник. Дудочник с волшебными палочками. Ребята, послушайте все: это Пит Креншоу — друг Боба.

Пит в смущении кивнул.

Тони отстучал палочками замысловатый ритм по краю эстрады. Подол его белой рубашки болтался поверх разодранных джинсов.

— Слышали? Здорово, правда? — спросил он.

— Потрясающе! — сказал уважительно Сакс. — А это — Макси, — обратился он к Питу, одновременно улыбаясь маленькой девушке, стоящей рядом.

— Вокал, — пропела Макси. У нее было очень симпатичное личико в форме сердечка, длинные темные волосы. Она была одета в облегающий костюм из красной кожи, но без рукавов. Пит даже подумал, что были специально оторваны. Своими маленькими ручками она обхватила Сакса за талию и легонько сжала его.

— Замечательный вокал, — вскрикнул Сакс.

— Только замечательный? — выдохнула Макси, сжимая руки сильнее.

— Самый замечательный.

Макси улыбнулась и опустила руки.

— Это действительно так, — продолжал Сакс. — Диапазон в три октавы. Эта маленькая леди чертовски хорошо поет.

Макси мило улыбнулась. Она потрепала Боба по щеке. Боб расплылся в улыбке.

Неудивительно, что ему нравится здесь работать, подумал Пит. Ему платят за то, чтобы приятные девушки хорошо с ним обращались!

За Бобом и Макси наблюдал не только Пит.

— Романы — это дело прошлого, — объявил парень с бритой головой. — В наш ядерный век есть время только на мимолетные встречи.

— Это — Квилл, — представил его Сакс. — Синтезатор. Все звуки — от органа до стука дождя. Этот парень уже сам по себе целый оркестр.

Квилл церемонно поклонился Питу. Солнце отражалось от его бритой головы и небольшой золотой — колечком — серьги в правом ухе.

Быстрый переход