Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Но по крайней мере в Чикаго Джессику в этот день всегда встречали знакомые лица и столь же знакомые коридоры и классы школы номер сто сорок один. А здесь, в Биксби, ‑ сплошные недоразумения. Да, эта школа была поменьше чикагской сто сорок первой, но все классные комнаты здесь размещались на первом и единственном этаже, и к тому же еще имелась куча пристроек и фургончиков‑трейлеров. Поиски нужного класса за пять минут перемены превращались для Джессики в подлинную трагедию.

Джессика терпеть не могла опаздывать. Она всегда ставила свои наручные часики на десять минут вперед. А уж сегодня, в первый день в новой школе, ей меньше всего на свете хотелось опоздать и воровато прокрасться в класс, чтобы потом все таращились на нее, красную от стыда и не знающую, куда приткнуться. Но она опять справилась. Звонок еще не прозвенел. Весь день Джессика ухитрялась успевать найти нужную классную комнату вовремя.

Ученики медленно заполняли класс. К концу первого дня нового учебного года все выглядели слегка обалдевшими. Но какими бы они ни были усталыми, некоторые из них все же замечали Джессику. Похоже, тут уже все знали про новенькую, пожаловавшую из большого города. В своей старой школе Джесс была всего‑навсего одной учащейся из двух тысяч. А тут она стала просто‑таки знаменитостью. Но хорошо, что хоть встретили дружелюбно. Целый день ей все показывали дорогу, улыбались, учителя просили встать и представиться. Так что к концу дня Джесс уже отработала «тронную речь».

«Меня зовут Джессика Дэй, и я совсем недавно приехала из Чикаго. Мы переехали сюда потому, что моя мама получила работу в компании «Эрспейс Оклахома». Она занимается конструированием самолетов. Не всего самолета, конечно, а только силуэта крыла. Но мама всегда говорит, что без крыла самолет ‑ не самолет. Народ здесь, в Оклахоме, вроде бы славный, и тут намного теплее, чем в Чикаго. Моя тринадцатилетняя сестра перед отъездом плакала две недели напролет, а папа психует, потому что пока не нашел работу в Биксби, и еще у здешней воды очень забавный привкус. Спасибо».

Конечно же, насчет сестренки, папы и воды вслух Джессика не говорила. Ну, может быть, этому классу скажет ‑ чтобы их повеселить и самой немножко взбодриться.

Прозвенел второй звонок.

Учитель, представившийся мистером Санчесом, начал перекличку. Добравшись до фамилии Джессики, он немного помедлил и на секунду задержал на ней взгляд. Но потом, должно быть, заметил, что новенькая страшно устала, и не стал просить ее представиться классу.

А потом стали раздавать учебники. Джессика горько вздохнула: книги, которые мистер Санчес стал выкладывать на стол, оказались удручающе толстыми. «Начальный курс тригонометрии». Сумка с учебниками станет еще тяжелее. Мама уговорила заведующую учебной частью определить Джессику в «продвинутые» группы по всем предметам ‑ если она не потянет, потом можно будет перевестись на обычный уровень. Сперва ей это льстило, но когда Джессика увидела гигантский фолиант ‑ учебник физики, то пришла в ужас. На следующем уроке ей пришлось загрузить в сумку гору книжек в мягких обложках (это был набор обязательных произведений классической литературы для уроков английского), а теперь еще и этот кирпич… Джессика поняла, что ее надули. Мама еще в Чикаго пыталась запихнуть ее в «продвинутые» группы, и вот Джессика все‑таки попалась угодила в капкан тригонометрии.

Пока разбирали учебники, в класс вошла опоздавшая ученица. Она выглядела младше остальных. Вся в черном, в темных очках, с уймой блестящих цепочек на шее. Мистер Санчес взглянул на нее и улыбнулся.

‑ Рад тебя видеть, Дездемона, ‑ искренне сказал он.

‑ Привет, Санчес, ‑ отозвалась девочка.

Усталость, прозвучавшая в ее ответе, вполне соответствовала самочувствию Джесс, однако явно была давно и старательно отработана. Дездемона обвела классную комнату взглядом, полным скуки и отвращения.

Быстрый переход
Мы в Instagram