Изменить размер шрифта - +
Потому что, всего несколько ночей назад, Табита похлопала ее по плечу и сказала, что ее умение метать кинжал почти улучшилось. Почти улучшилось. Нет похвалы сладостней, чем та, что исходит из уст Табиты.

- Пошли, - сказала Бьянка, подталкивая ее. - Если мы не поспешим, то у нас не будет времени вымыться в реке, а я очень хочу быть в лучшем виде, чтобы наблюдать за тем, как наш клан раздавит соперниц. Снова.

Одна мысль о призах, которые наверняка выиграет её мать, заставляла маленькое тело Кайи раздуваться от гордости.

Игры Гарпий появились тысячи лет назад как способ “обсудить” из взаимные недовольства, не прибегая к войнам, хорошо, не прибегая к ещё большим войнам, а также дать дружественным кланам продемонстрировать превосходство даже друг перед другом. Старейшие из двенадцати семейств встретились и договорились о состязаниях и наградах. На сей раз, каждый победивший в одной из четырех битв получал сто золотых слитков. Скайхоуки уже заполучили двести. Иглшилдсы завоевали сотню.

- Выбрось из головы… Вот хорошая девочка, - сказала Бьянка, ускоряя свой шаг, вынуждая тем самым и Кайю идти быстрее. - Ты слишком много фантазируешь.

- А вот и нет.

- А вот и да.

- Нет!

Её сестра вздохнула, признавая своё поражение.

Кайя ухмыльнулась. Они начали привлекать внимание гарпий, находившихся поблизости. И она дотронулась до медальона воительницы Скайхоук, висевшего на шее, чтобы удостовериться, что он на месте. Ее мать подарила его несколько месяцев назад, и она дорожила этим подтверждением своей силы почти также, как дорожила своей близняшкой.

Каждый, кто встречался с ней взглядом, уважительно кивал, даже те, кто принадлежал к клану соперников. Те же, кто не делал этого… ни одна гарпия не осмелилась бы совершить нападение на нейтральной территории, так что она не заботилась о возможном конфликте. Вообще-то, она в любом случае не беспокоилась. Она была столь же смелой, сколь и сильной. На самом краю лагеря, в небольшой рощице, она заметила что-то странное и остановилась.

- Те мужчины, - сказала она, указывая на группу обнажённых по пояс мужчин. Некоторые разгуливали свободно, несколько были привязаны к столбам, а один был прикован. Насколько она знала, мужчинам не разрешалось участвовать в играх или даже быть зрителями. - Что они там делают?

Бьянка остановилась и проследила за направлением её пальца.

- Это супруги. И рабы.

- Это я знаю. Поэтому я спросила, что они там делают, а не кто они.

- Они удовлетворяют потребности, глупенькая.

Кайя нахмурилась в замешательстве.

- Какие потребности? - Их мать всегда подчёркивала важность заботы в первую очередь о себе, затем о своей семье и больше ни о ком другом. Бьянка тщательно обдумала свой ответ, затем пожала плечами и сказала:

- Они стирают, омывают ноги, подносят оружие. Ну, ты знаешь, все эти занятия для прислуги, для которых мы слишком хороши, чтобы делать это самим.

Что она извлекла из этого? Если у тебя был супруг или раб, тебе больше никогда не нужно было заниматься стиркой.

- Я хочу одного из них, - объявила Кайя, и маленькие крылышки , выступающие из её спины, бешено

затрепетали.

Как и все гарпии, она носила топ, который прикрывал её груди, - хотя у неё они в настоящий момент трагическим образом отсутствовали - но оставался открытым сзади, давая свободу изгибу её маленьких крылышек, источнику её необыкновенной силы.

- И ты знаешь, что Мама всегда говорит, - добавила она.

- О, да. Доброе слово завоюет для тебя улыбку, но кто в здравом уме пожелал бы завоевать улыбку?

- Не это.

Бьянка сморщила губы.

- Человека на самом деле нельзя убить добротой. Приходится использовать меч.

- Нет, и не это.

Её сестра раздражённо всплеснула руками.

- Что тогда?

- Если ты не берёшь сокровища и мужчин, которых хочешь, у тебя никогда не будет сокровищ и мужчин, которых ты хочешь.

Быстрый переход