Loading...
Изменить размер шрифта - +

Иглшилдсы молчали несколько мгновений, их шок был ощутим. Потом, зазвучали вздохи.

Усмехнувшись Кайя присела рядом со своей Немезидой. Наполненные болью глаза Джульетты смотрели мимо нее.

- Мы обе ранили друг друга. Пусть этого будет достаточно. Могу даже сказать, мне жаль, что дошло до этого. Но, услышь меня хорошо, если потом ты придешь за кем-то, кого я люблю, я тебя уничтожу. И ты знаешь, я могу сделать это сейчас. У меня Жезл Разделения и я могу без сожалений забрать твою душу. К тому же эти хорошие-прихорошие ангелы на моей стороне. Ты не должна на них обижаться. Достаточно сказала.

Она не ожидала ответа. Джульетта могла дразнить ее тем, что в действительности она не знает как использовать Жезл, или возможно толкнуть её на что-то, чего она делать не хочет. А именно, забрать голову женщины. Поэтому, она встала и направилась к Страйдеру. Ухмыляясь, он встретил ее на полпути.

Кайя провела остаток дня, занимаясь любовью со своим мужчиной, в своей спальне, во всех местах. Находится в её доме на Аляске, том самом доме, где он однажды разбил её сердце, было нереально. Во всяком случае, Страйдер получил подпитку силы, после её победы над Джульеттой. Подпитку, которую он очень хорошо использовал.

Сейчас, она лежала в его объятьях, насыщенная сверх меры. Она столь многим обязана этому мужчине. Её текущее состояние счастья, да, но также и её уверенность в себе. Она была сильной, но он сделал её сильнее. Потому что он верил в неё, видел глубже, чем поверхность, никогда не заботился тем, что думают о ней другие люди, не обращал внимания на её ошибки. И он не боялся любить её за то, кем и чем она была, изменяя её глубинами своего разума.

- Я люблю тебя. - сказала она ему.

- Это потому, что ты умная. Еще одно доказательство - посмотри с кем ты в конечном счёте. Со мной, а не с дерьмоголовым Парисом.

Она захихикала. Было хорошо слушать, как он обсуждает своего друга скорее с развлечением, чем с обидой или ревностью.

- Ничего больше не хочешь сказать мне?

- Да. - Он вздохнул. - Вот что, говоря о Парисе, я поднимусь на небеса, чтобы помочь ему найти его не совсем мертвую подружку. Я обещал ему. Я говорил тебе об этом раньше, правда?

- Да, говорил.

- Боже! Я хочу, что бы ты пошла со мной.

Как будто она должна была подумать об этом. И её готовность возникла не просто от желания оставаться возле Страйдера. Она хотела, чтобы Парис был счастлив.

- Конечно.

- Спасибо. Я люблю тебя, тоже. Не только потому, что ты делаешь меня счастливым, ты делаешь счастливым моего демона. Ты как-то подпитываешь его, а я даже не знал, что ему это нужно, и это делает меня сильнее, чем когда-либо. Поэтому я вызвал себя, чтобы убедиться, что ты будешь счастлива остаток своих дней.

Она застонала.

- Ты должен прекратить это делать. - Если ему будет больно - снова - через нее…

- Не волнуйся. Я позволю тебе убедить меня в преимуществе того, чтобы не бросать вызов себе, куколка.

- И как бы мне убедить тебя, а?

- Не будь глупой. С помощью твоего тела, конечно.

Она покрывала всё его лицо легкими поцелуями.

- Так я и сделаю, но тебе разве нечего мне больше сказать?

- Да, но как ты у знала?

Она постучала пальцем по виску.

- Умная, помнишь?

Страйдер приподнялся, наклонился и полез в карман брюк. Выпрямившись, он протянул руку, с его пальца свисала цепочка.

 - Вот.

- Что это? - спросила Кайя, присаживаясь возле него и забирая подарок. Тонкий деревянный диск, свисающий с ленты. В центре была замысловатая, искривленная, голубая бабочка, соответствующая татуировке на животе и бедре Страйдера.

Румянец окрасил его щеки.

- Это ожерелье. Ну, медальон. Он не такой, как у твоей мамы или тот, что она дала тебе, но…

- Порезы на твоих руках. - выдохнула она.

Быстрый переход