Loading...
Изменить размер шрифта - +

- О. - Глаза Бьянки расширились, когда её внимание вернулось к мужчинам. - Так которого ты хочешь?

Кайя постучала пальцем по подбородку, изучая кандидатов. Все мужчины носили набедренные повязки, и каждое твёрдое тело было испещрено разводами грязи и пота, но ни на одном из мужчин не было следов ран или ушибов, как у неё, говорящих о том, что они достойно показали себя на поле боя. Или, по крайней мере, попытались.

Нет, неправда, поняла она секундой позже. Тот, что находился в цепях, был покрыт боевыми отметинами, его тёмные глаза определённо светились вызовом. Он был бойцом.

- Его, - сказала она, указывая на него движением подбородка. - Кто владеет им?

Бьянка оглядела его, задрожав.

- Джульетта Истребительница.

Джульетта Иглшилд, союзница и красавица с холодным сердцем, обученная самой Табитой Скайхоук. Подчинить мужчину, приручить которого не смогла даже Истребительница, было бы…

- Даже лучше.

- Ну, я не знаю, Кайя. Нас же предупреждали, чтобы мы не разговаривали ни с кем из мужчин.

- Меня не предупреждали.

- О да, предупреждали. Я знаю это, потому что ты стояла как раз рядом со мной, когда Мама произносила предупреждение. Ты, наверное, снова замечталась.

Она отказывалась сворачивать с выбранного пути.

- Новое правило: если дочь не слышит предупреждения, она не должна принимать его во внимание.

Бьянка стояла на своём.

- От него исходит запах опасности.

- Мы любим опасность.

- Дышать мы тоже любим. А мне кажется, что он скорее разорвёт нас на кусочки, чем станет мыть нам ноги. Не говоря уже о том, что с нами сделает Джульетта, если у нас получится забрать его.

- Доверься мне. Джульетта не такая сильная, как я, иначе ей не пришлось бы заковать его. - Безусловно, Джульетта была известна своей готовностью убить любого когда угодно, вне зависимости от пола или возраста, но Кайя скоро прославится как девочка, утеревшая ей нос.

Её сестра логически обдумала это в течение минуты, затем кивнула:

- И правда.

- Я просто расскажу ему, какое наказание последует, если он ослушается меня, и я обещаю тебе, он не ослушается. - Легко, просто. Её мать будет так ею гордиться.

Табита гордилась не многими. Только теми, кто сумел доказать, что является ей ровней. Так что… другими словами, она пока не годилась никем. Может быть, именно поэтому каждая гарпия мечтала стать ею, и каждый мужчина стремился завоевать её. Её сила не имела равных, её красота была несравненна. Её мудрость - бесконечна. Все дрожали при одном упоминании её имени. (Если нет, то должны были бы.) Все уважали её. И все восхищались ею. Настанет день, когда все будут восхищаться мной.

- К-как ты собираешься выкрасть его? - спросила Бьянка. - Где ты его спрячешь?

Хм, хорошие вопросы. Но, размышляя над ответами, она преисполнилась негодования. Почему она должна выкрасть его? Почему ей нужно его прятать? Если она так поступит, никто и не узнает, что она совершила. Никто не напишет истории, повествующие о её силе и отваге. Больше, чем она хотела раба, исполняющего её приказы, она хотела этих историй. Нуждалась в этих историях. Из-за того, что она и Бьянка были близнецами, их постоянно дразнили тем, что они разделили на двоих то, что предназначалось одному. Красоту, силу, что угодно, всё. Как будто каждая из них являлась только половиной того, чем они должны были стать. С меня хватит, черт побери! И я докажу это. Она заберёт мужчину здесь, сейчас, при всех. Её просто распирало от необходимости предпринять что-то сию же минуту, с трудом сдерживаясь, Кайя повернулась к сестре и взяла в ладони её лицо. Бьянка, с раскрасневшимися от ветра щечками, выглядела обеспокоенной, но это вовсе не помешало Кайе сказать,

- Не позволяй никому пройти дальше этого места. Я всего на минутку.

- Но…

- Пожалуйста. Ради меня, пожалуйста.

Быстрый переход