Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Фон Гаммерштейн кивком подозвал двух девушек. Они подошли с явной неохотой, волоча

ноги по траве и надувшись. Фон Гаммерштейн спросил что-то у победителя. Toт кивнул на женщину слева. Она угрюмо посмотрела на него исподлобья.

Гонзалес и фон Гаммерштейн расхохотались. Последний шлепнул девушку, как кобылу, и произнес несколько слов. Бонд разобрал только: "иnа noche"

<Одна ночь (исп.).>. Она подняла на него глаза и покорно кивнула. Затем группа на берегу распалась. Женщина-"приз", быстро разбежавшись, нырнула

в озеро, наверное стараясь держаться подальше от охранника, выигравшего ее. Ее подруга последовала за ней. Они плыли через озеро, злобно

переругиваюсь друг с дружкой. Майор Гонзалес снял пиджак, аккуратно сложил его на траве и сел сверху. Вокруг плеча майора виднелись ремни

кобуры, а из-под мышки торчала рукоятка автоматического пистолета среднего калибра. Он наблюдал, как фон Гаммерштейн снял часы и пошел по дамбе

к трамплину. Баюкая автоматы на груди, телохранители с берега следили за фон Гаммерштейном и двумя девушками, которые заплыли уже на середину

озера и направлялись к его противоположному берегу. Время от времени один из охранников поворачивался назад и обводил внимательным взглядом дом

и сад вокруг него. Бонд подумал, что именно по этой причине фон Гаммерштейн до сих пор оставался живым. Он брал на себя труд постоянно

заботиться о собственной безопасности.
     Теперь немец подошел к трамплину, прошел по доске до края и встал здесь, смотря вниз, в воду. Бонд плотнее уперся плечом в приклад

"сэвиджа" и поднял предохранитель. Его глаза превратились в безжалостные щелки. Сейчас в любую секунду можно было ждать развязки. Палец Бонда

лег на предохранительную скобу курка. Какого черта она медлит?
     Наконец фон Гаммерштейн решился. Он слегка согнул колени и отвел руки назад. Легкий порыв ветра сморщил рябью зеркало озера, Бонд через

прицел видел, как он шевелит густые щетинистые волосы на лопатке фон Гаммерштейна. Руки немца пошли вперед, тело выпрямилось, а ноги еще долю

секунды оставались на доске. И в это мгновение что-то серебряной молнией вспыхнуло у него на спине, и тут же тело фон Гаммерштейна разрезало

поверхность воды в ловком прыжке.
     Гонзалес вскочил на ноги, неуверенно вглядываясь в пену, поднятую нырнувшим. Он открыл рот, но пока молчал, выжидая. Вероятно, он

сомневался, видел ли он что-то вообще или ему только померещилось. Телохранители вели себя более решительно: они как по команде присели, зыркая

то на Гонзалеса в ожидании приказа, то на деревья за плотиной.
     Вода под трамплином успокоилась, медленные круги разошлись по всему озеру. Фон Гаммерштейн нырнул глубоко.
     У Бонда пересохло во рту. Он облизнул губы и через прицел стал обыскивать поверхность озера. Сначала он увидел розовый отсвет в глубине.

Затем розовое пятно, покачиваясь, медленно всплыло из пучины. Фон Гаммерштейн, чуть шевелясь, как живой, лежал вниз головой на поверхности воды.

Из-под его левой лопатки торчало около фута ста ли, солнечные зайчики отражались от алюминиевого оперения стрелы.
     Майор Гонзалес отчаянно завизжал, и два автомата взревев, изрыгнули пламя. Бонд слышал треск поломанных веток и шлепки пуль о стволы

деревьев ниже по склону. "Сэвидж" дернулся, толкнув его в плечо, и автоматчик справа медленно повалился ничком. Другой бежал к озеру, стреляя

короткими очередями от бедра. Бонд выстрелил в него, промахнулся, выстрелил еще раз. Ноги охранника подогнулись, но инерция по-прежнему тянула

его вперед.
Быстрый переход
Мы в Instagram