Loading...
Изменить размер шрифта - +
В те несколько минут, когда вы будете дергаться, болтаясь в петле, жизнь покажется ей менее пресной.

– Мне представляется, – твердым голосом произнес Хедрок, – что один из наших ноуменов мог бы просчитать различные варианты и дать практический совет, каким образом мне поступить.

– Сейчас посоветуемся с Эдвардом Гонишем, – сказал Питер Кадрон. – Пожалуйста, потерпите, пока мы обсудим этот вопрос.

Они исчезли, вернее, отключился звук. И хотя Хедрок видел, как двигаются губы, голосов не слышал. Разговор продолжался долго, казалось, время тянется слишком медленно, пока люди на экране объяснялись с кем‑то, кого не было видно. В ожидании Хедрок крепко сжал зубы, сцепил пальцы рук. Он вздохнул с облегчением, когда молчание прервалось и Питер Кадрон сказал:

– Сожалеем, но вынуждены констатировать следующее. Эдвард Гониш не стал полагаться на интуицию из‑за отсутствия предшествующего опыта. В вашем случае следует руководствоваться только логикой. Поэтому мы хотели бы знать, считаете ли вы возможным присутствовать на обеде? Иными словами, до какого предела сохраняется шанс на побег из дворца?

Хедрок очень надеялся на практический совет, и что же он получил вместо него? Этот гений, ноумен по имени Эдвард Гониш, великий спец по части интуиции, от решения которого зависит его судьба, увиливает. Хедрок не сразу пришел в себя, но, постепенно успокоившись, сказал:

– Нет, если я останусь на обед, я обречен. Императрица любит играть в кошки‑мышки и наверняка сообщит мне о приговоре во время трапезы. У меня есть план, который целиком зависит от ее эмоционального восприятия. Он основан на том предположении, что императрица сочтет необходимым оправдаться.

Хедрок замолчал, хмуро взглянул на экран, затем продолжил:

– Хотелось бы подробнее узнать о ходе вашего обсуждения. Мне годится любая помощь.

– Вам известно, Хедрок, – вступил в разговор член Совета Кендлон, человек с мясистой физиономией, – ваше присутствие во дворце преследует две цели. Первая – предупредить Торговый Дом оружейников о внезапном нападении, которое представит опасность для всей нашей цивилизации, – и в этом вопросе наше мнение едино. Вторая цель – это, конечно, выношенный вами план по части установления постоянных контактов и взаимопонимания между Торговым Домом оружейников и Имперским правительством. Следовательно, ваша шпионская деятельность имеет второстепенное значение. Любую не слишком важную информацию, полученную вами, можете оставить при себе – нам она не нужна. Но прошу припомнить: не слышали ли вы какого‑либо намека, дающего основание предположить, что готовится нечто катастрофическое?

Хедрок медленно покачал головой. Он вдруг почувствовал себя душевно опустошенным и бессильным физически. Наконец, собравшись, заговорил размеренно, подбирая слова, которые, казалось, шли откуда‑то из ледяного далека:

– Я вижу, господа, вы не пришли к какому‑либо определенному решению, а между тем едва ли станете отрицать, что хотели бы сохранить налаженные мною связи. Кроме того, ничуть не сомневаюсь, вам не терпится узнать, что же скрывает императрица. Ведь недаром вы упомянули о предложенном мною плане. И в связи со всем этим я намерен остаться.

Они не очень‑то торопились с согласием. При своеобычном, необузданном характере императрицы, заметил один из членов Совета, любое необдуманное слово Хедрока может привести к фатальному исходу. Они самым дотошным образом пустились в обсуждение разных деталей. Дело заключалось в том, что Хедрок первым в истории предал Торговый Дом оружейников и тем не менее отказывал любопытной правительнице в какой‑либо конкретной информации. Незаурядная внешность, яркий ум, сильный характер Хедрока уже пленили ее. Сколько же усилий пропадет даром, если сейчас, спешным порядком, выкрасть его из дворца! Поэтому, рассуждал другой член Совета, если исключить тот факт, будто против нас замышляют нечто злокозненное и слишком опасное, следует полагать, что императрица решила испытать Хедрока, угрожая смертью, дабы рассеять свои подозрения.

Быстрый переход