Изменить размер шрифта - +
Я отпила еще «вина», готовясь к новому ожогу.

— Что тебе известно о драконах?

— Это огромные чешуйчатые четвероногие твари, которые раньше терроризировали деревушки, пока в качестве откупа им не предлагали девственницу.

Мой собеседник снова ухмыльнулся:

— Мне ужасно не хватает девственниц.

Я испытала сильное искушение дать ему пинка.

Он ухмыльнулся еще шире, но глаза его оставались серьезными — очередное предупреждение об опасности.

— Самое важное, что ты должна знать о драконах, — это то, что они защищают свою собственность. Дракон никогда, ни при каких условиях не расстанется со своими сокровищами.

— «Никогда» — слишком бескомпромиссное слово, — произнесла я, и сердце у меня упало.

Я понимала, что вырвать акваманил у Дрейка будет нелегко, но взгляд его дал мне понять, что это окажется гораздо труднее, чем я ожидала.

— А я еще более бескомпромиссный, — произнес он, и в глазах его заплясали искорки смеха.

Я сделала глубокий вдох, чтобы подавить охватившее меня желание врезать ему в упрямую, но сексуальную челюсть.

— Раз уж мы заговорили об упрямых людях… и о драконах — кем бы ты там ни был… давай немножко побеседуем о том, что ты делал в квартире мадам Довиль. Я знаю, что история насчет Интерпола — полная брехня, так что не трудись повторять ее.

— Я действительно работал в Интерполе некоторое время. По-моему, им не понравилось, что я пользовался их возможностями для приобретения редких произведений искусства.

Я вопросительно уставилась на него. Дрейк отмахнулся от моего безмолвного вопроса, как будто тот не имел никакого значения.

— Они не смогли это доказать, но когда тебя подозревают в международном воровстве, отмыться бывает трудно.

— Само собой. Это ты нарисовал Круг Астарота?

— А зачем бы мне его рисовать? — сказал он, избегая ответа. — Что тебе сказали в полиции?

Я улыбнулась. Теперь пришла моя очередь. Он с помощью провокационных вопросов отвлекал меня, когда я пыталась выудить у него информацию, но я тоже умела играть в эту игру.

— Немногое. Так ты нарисовал круг? Он помрачнел.

— Если я сам не знал, открыт он или замкнут, как я мог, по-твоему, нарисовать его? Что случилось с демоном, который был вызван с помощью этого круга?

Услышав, как он снова уходит от ответа, я стерла еще несколько слоев зубной эмали.

— Понятия не имею. Несмотря на то что я изучила несколько средневековых текстов на эту тему, я не специалист по демонам.

— Ты остаешься Стражем, даже если ты не прошла обучение. Способность управлять демонами присуща тебе от рождения. Разумеется, ты почувствовала, что один из них побывал на месте преступления?

Я вспомнила ощущение ужаса, впечатление, что произошло нечто кошмарное, возникшее у меня, когда я подошла к двери квартиры мадам Довиль.

— Возможно, — ответила я, полная решимости не поддаваться на его уловки. — Но если это не ты нарисовал круг, то кто?

Он отвел взгляд:

— А почему ты думаешь, что мне это известно?

— Можешь называть это интуицией. Так ты знаешь, кто нарисовал этот круг?

Дрейк, пожав плечами, снова поднес к губам бокал.

— Послушай, я понимаю, что тебе очень нравится строить из себя большого, плохого и могущественного дракона, но для меня это очень важно. Полиция считает, что я убила мадам Довиль, но они не могут задержать меня, потому что у них нет улик, а у меня нет времени ждать, пока они выяснят, что я невиновна. Мне надо узнать, кто на самом деле убил ее, тогда я смогу получить обратно свой паспорт и уехать домой. Так что, будь добр, перестань изображать мачо и ответь на мой вопрос.

Быстрый переход