Изменить размер шрифта - +

Словно притягиваемый некой магической силой, Кларрон повернулся. По лестнице величаво спускалась полная женщина со шляпой в виде птичьего гнезда на огненных волосах.

— Это она все сделала! — истерически закричал Кларрон. — Зачем я принял ее без рекомендации? Она спряталась здесь и…

— Посмотрите, и это говорит джентльмен, сваливает вину на безупречно работающую женщину! А кто все время только и думал, как убить эту бедняжку и сбежать с госпожой из соседней виллы, которая уже тут как тут, чтобы быть с ним вместе, когда тело моей несчастной хозяйки еще не успело остыть.

Тил украдкой взглянул на Адрианну Хольберд, стоящую рядом с двумя полицейскими, повернулся к лестнице, и его румяное лицо налилось кровью.

— Немедленно снимай этот идиотский наряд, «Святой», — взорвался он, — и объясни, откуда ты здесь взялся!

— Ну, если вы так желаете, господин инспектор, — кротко согласился «Святой». — А жаль, я уже начал вживаться в эту роль.

Он расстегнул старомодное черное платье, снял его и повесил на перила. Под платьем был надет специальный чехол с утолщениями в различных местах, имитирующий соблазнительные формы миссис Джафферти. «Святой» снял и его и повесил рядом с платьем, а спустившись вниз, снял огненно-рыжий парик и аккуратно надел его на деревянный шар, которым заканчивались перила.

— Это же Темпляр! — прохрипел Кларрон и сразу почувствовал прилив вдохновения. — Это он, переодевшись, пробрался сюда и убил мою жену! Это он был у миссис Хольберд сегодня после обеда, когда я сказал, что выезжаю в Лондон. Несомненно она его сообщница…

— Мисс Хольберд, — прервал его инспектор Тил, — офицер полиции и моя подчиненная.

— Что мне уже давно стало ясно, — закончил «Святой». — А миссис Джафферти никогда не существовало. Это Кларрон переодевался и выдавал себя за нее. Вместо того, чтобы придумать идеальное алиби, на чем погорели уже многие, он раздобыл себе идеального козла отпущения. Но прежде, чем его осенят новые гениальные идеи и прежде, чем я уйду отсюда, обыщите его карманы, там вы найдете драгоценности миссис Кларрон. А если он и тогда будет продолжать запираться, спросите, почему на его руках белые хлопчатобумажные перчатки.

 

VIII

 

— А как вы догадались, что я из полиции? — хмуро спросила Адрианна Хольберд.

Симон закурил.

— Вы слишком активно завязывали со мной знакомство. Но само по себе это могло и не вызвать подозрений. Я также мог поверить, что вы проводите следствие по заданию Страховой компании; иногда встречаются частные детективы в юбках, несмотря на то, что они не достигают больших успехов. Когда вы сказали, что увлекались мной еще подростком, в это с трудом, но еще можно было поверить. Такие взбалмошные девчонки тоже встречаются. Но строя «легенду», вам следовало ее и придерживаться. Вы же, убедившись, что я не располагаю никакими сведениями, кроме тех, что вы сами сообщили, не имею никакого плана действий, которым бы вы смогли воспользоваться, изменились удивительным образом. Исчезло преклонение подростка. Вы стали раздражительной, критичной — просто грубой. Вам не понравилась моя импровизация, придуманная за те несколько секунд, пока Реджинальд шел к вашему дому. Хотя это была не такая уж плохая идея. Но вы сделались просто невыносимой.

— Насколько я припоминаю, — начала девушка, — вы тоже не были образцом…

— Но я и не старался притворяться, дорогая. Это вы играли роль. А перемена произошла слишком внезапно. Настоящая поклонница считала бы любую мою идею гениальной, насколько бы безумной или опасной она не была.

Быстрый переход