Изменить размер шрифта - +
Настоящая поклонница считала бы любую мою идею гениальной, насколько бы безумной или опасной она не была. Именно тогда я обратил внимание на один факт. Инспектор Тил, для которого это последнее дело перед уходом на пенсию, предостерег меня, чтобы я держался от всего подальше, но я предупредил его, что все равно суну в это дело свой нос. И хотя я приехал в Майденхед, никто из местных властей не крутился возле меня, чтобы выполнить распоряжение Тила. А удивительнее всего, нигде не было даже духу полицейского, который бы следил за Кларроном или старался уберечь его жену от несчастья. Этим полицейским могли быть только вы. Пока я добрался сюда из аэропорта, у Тила было достаточно времени, чтобы позвонить вам и сообщить, что я направляюсь в ресторан «У Скиндлея». Наверняка он дал приказ не упускать меня из виду. Предлог придумывали на ходу; я почти представляю себе, как крутятся колесики в голове у Тила, и как он раздувается от сознания собственной сообразительности.

Инспектор Тил развернул обертку мятной жевательной резинки и засунул содержимое в рот.

— Хорошо, хорошо, — сердито сказал он. — Но что произошло после ухода мисс Хольберд с виллы?

— Когда она вышла из дома позвонить вам насчет дальнейших инструкций, — продолжал «Святой», — я еще раз все обдумал и понял, что прав. Времени в моем распоряжении было немного, к тому же я серьезно беспокоился, что мое появление и выдуманная мной история могут заставить Реджинальда торопиться. Я пришел к заключению, что улики можно отыскать только в этом доме; а вы не могли сделать это без ордера на обыск. Ты знаешь мои методы, дорогой Клод, я всегда действую быстро, под влиянием момента. Итак, я позвонил миссис Кларрон и сказал, что ее беспокоят из местного полицейского участка.

— А следовательно, выдал себя за представителя власти, — буркнул Тил.

— За что могу быть оштрафован на несколько фунтов, — печально подтвердил «Святой». — Я ей сказал, что мистер Кларрон попросил нас об охране его виллы, потому что поблизости вертится некий подозрительный субъект. Признаюсь, это была великолепная идея, миссис Кларрон даже ничуть не удивилась. Очевидно, Реджинальд предупредил ее о «Святом». Я спросил, нельзя ли прислать сотрудника, который убедится, все ли в порядке. Она согласилась, но призналась, что не сможет ею впустить. Я успокоил ее, сказав, что мистер Кларрон оставил нам ключ. Оставив машину подальше от дома, я вернулся пешком и без особых хлопот открыл замок.

— Он взломал дверь! — крикнул с притворным отчаянием Кларрон. — Он сам в этом признается!

Не стоило ему этого делать, учитывая кучу драгоценностей, найденную в его карманах, которую один из полицейских разложил на носовом платке, а другой старательно описывал. Тил взглянул на Кларрона почти с жалостью.

— Я сказал, что хочу проверить все окна, — продолжал «Святой», — и под этим предлогом смог осмотреть весь дом. Но далеко ходить не пришлось. В комнате Кларрона мне сразу бросился в глаза большой, типично театральный сундук. Поднял крышку: на самом верху лежал парик, а под ним вот этот наряд мнимой экономки.

Симон прервал рассказ и для усиления эффекта — он не мог себе в этом отказать — затянулся и не спеша выпустил струю дыма.

— Мне вдруг все стало ясно. Насчет этих волос не могло быть ошибки — именно их я видел в баре на голове миссис Джафферти, что может подтвердить мисс Хольберд. Она мне также рассказала, что Кларрон был актером и когда-то выступал с бродячей труппой. Я сам видел Реджинальда сегодня после обеда, это была вылитая миссис Джафферти без пудры, румян и губной помады, но зато в больших роговых очках. Мне вспомнилось, что в старых скетчах для мюзик-холлов выступали слуги, точной копией который и была миссис Джафферти, и эти роли обычно играли мужчины.

Быстрый переход