Изменить размер шрифта - +

Он посмотрел на свои пальцы, нервно теребившие пятидолларовую бумажку, и сказал тихим, испуганным голосом:

— Вы очень красивая.

Эллен отступила на шаг и сказала весело:

— А, ерунда. Вы, наверное, это всем женщинам говорите… просто в расчете, что они дадут вам хорошие чаевые.

«Она издевается надо мной, черт возьми!» — Билл сжал свои большие руки в кулаки и, не глядя на нее, бросил на пол деньги.

Он повернулся к ней спиной, подошел к двери и сердито распахнул ее.

Его остановил тихий низкий голос.

— Не уходите таким сердитым, Билл. Когда… у вас кончается дежурство?

— Ночью… в двенадцать часов.

Она подошла к нему сзади и встала совсем близко, но он не двинулся с места и по-прежнему стоял на пороге.

Голос ее прозвучал тихо и интимно под самым ухом:

— У меня такое чувство, Билл, что как раз к полуночи мне особенно будет одиноко. Если вам захочется пропустить рюмочку, почему бы не постучаться ко мне в дверь?

— Я… мэм… подумаю.

Захлопнув за собой дверь, он выскочил в коридор, лицо его пылало. Билл понимал, что ему следует бежать отсюда со всех ног, но в глубине души нисколько не сомневался в том, что непременно постучится к ней в номер, как только кончит дежурство сегодня ночью.

Эллен радостно улыбнулась, когда закрылась дверь, и, тихонько напевая, посмотрела на свои часики. Она обещала Гербу, что позвонит ему в контору из Майами, как только устроится в отеле. Он еще не ушел из офиса.

Она уселась перед телефоном, подняла трубку и сказала телефонистке:

— Я хотела бы заказать личный разговор с моим мужем в Нью-Йорке — мистером Гербертом Гаррисом.

Она назвала номер телефона конторы и стала ждать.

Вскоре в трубке послышался голос Герберта:

— Алло! Это ты, Эллен?

— Герб? — Она говорила легко и радостно.— Как ты там, дорогой?

— Отлично! Великолепно! У вас там, на юге, все в порядке?

— Чудесно, милый. Солнце сияет, океан синеет, отель — просто прелесть. Долетела я тоже чудесно. И я скучаю по тебе, Герб.

— Но не так сильно, как я по тебе.

— Ты уж как-нибудь потерпи,— сказала она игриво.— Я собираюсь нанять машину. Собственно, она может уже в любой момент очутиться у двери отеля. Я хочу немного покататься, пока не стемнеет. Рассчитываться за отель, за аренду машины и вообще за все я буду по кредитной карточке, Герб? Правильно?

— Ну, конечно.

Его голос звучал успокаивающе.

— Для этого и есть кредитные карточки.

И, помолчав, сказал:

— Я люблю тебя.

— О, Герб, милый. Я тоже люблю тебя, очень!

Она с минуту поколебалась, но потом неожиданно добавила:

— Здесь такие забавные рассыльные в этом отеле. Настоящие члены футбольной команды колледжа на вид. Тебе стоило бы поглядеть на того, который провожал меня в номер. Не думаю, чтобы я здесь была так уж одинока.

— Эй, послушай-ка!

Голос его зазвучал резко и повелительно. Но он тут же издал смешок:

— А, ладно, развлекайся. Позвонишь мне снова через пару дней, хорошо?

— Ну, конечно, милый. И ты тоже не скучай, доброй ночи!

Герберт Гаррис откликнулся ответным «Доброй ночи», и разговор окончился.

Эллен положила трубку, встала, потянулась, заводя руки за спину, глубоко вздохнула и подошла к окнам, выходившим на восток. А потом долго смотрела на океан.

Наконец, поежившись, отвернулась от окна. Сбросила юбку и наклонилась над открытым чемоданом. Выбрала вечернее платье с низким вырезом из блестящего красного шелка.

Быстрый переход
Мы в Instagram