Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +

— Две недели? — Он внимательно посмотрел ей в лицо.— Кажется, когда-то была такая книжка — «Три недели» Элиноры Глинн, если не ошибаюсь, не так ли?

— Не помню. А почему вы спросили?

— Еще две порции, пожалуйста,— сказал Джин Крошке.— Да просто меня вдруг осенило,— он повернулся к Эллен,— что мы могли бы успеть ничуть не меньше за эти две недели, чем герой той книги за три. Если, конечно, примем такое решение.

— Успеть… что именно? — спросила она, прищурив глаза и поджав нижнюю губу, словно вовсе ее не беспокоит оборот, который начинает принимать их разговор.

— Позабавиться,— сказал он.— Ведь вы сюда приехали именно для того, чтобы предаться простым, бесхитростным развлечениям, не так ли?

Крошка поставил перед ними два бокала, Джин взял бумажник и сказал:

— Один чек, пожалуйста, Крошка.

— О, нет. Вы не должны это делать. Я в состоянии сама заплатить за себя и за вас тоже. Мне так хочется, дайте, пожалуйста, чек,— настойчиво сказала она и повелительным жестом протянула к Крошке руку.

Секунду поколебавшись, он отдал чек, метнув при этом взгляд на Блэйка.

— И карандаш, пожалуйста. Это ведь мой отель,— объяснила она Блэйку.— Я буду чувствовать себя лучше, если сама подпишу чек. Я уверена, что и Герберту будет лучше, если я поступлю именно так.

Она взяла у Крошки карандаш и аккуратно подписала чек: «М-с Герберт Гаррис, комната 326». Затем одним глотком выпила половину содержимого бокала.

— Я буду чувствовать себя очень неловко, если разрешу вам уплатить за меня,— объяснила она.— Вы ведь понимаете меня, правда? И вы, Крошка, вы тоже понимаете, что я имею в виду?

— Ну, конечно, мэм… я так полагаю.

Крошка зажал подписанный чек между большим и указательным пальцами.

— В следующий раз,— сказала она,— в вашем отеле… вы сможете подписать счет сами.

Она допила дайкири и поставила бокал на стойку.

— Ведь так будет только справедливо, не правда ли? Ну, где же здесь игорные заведения, где ночные клубы, где бурлит веселье? — с улыбкой спросила она.— Пока что не вижу особой разницы между Майами-Бич и Парк-авеню.

— Вы хотите испытать счастье в игре?

— Мне хотелось бы поиграть немного. Нет, пожалуй, сыграть по-настоящему. Вы знаете, куда можно отправиться?

— Я знаю решительно все в Майами-Бич,— ответил Джин Блэйк.

Он бросил полдоллара чаевых на стойку возле своего бокала.

— Вся беда в том, что моя машина в гараже, на ремонте, так что нам придется взять такси.

Джин поднялся с табурета, не обратив никакого внимания на полувосхищенный, полуобвиняющий взгляд Крошки, и твердо положил руку на ее гладкое, округлое предплечье.

Она ласково улыбнулась бармену.

— Доброй ночи, Крошка. О'ревуар. Или как вам больше нравится.

И, соскользнув с табурета, обратилась к Джину Блэйку, стоявшему теперь совсем рядом с ней:

— Такси нам не понадобится. У меня есть машина. Аккуратный маленький спортивный автомобиль. Я наняла его на эти две недели.

Крошка завистливо улыбнулся, глядя им вслед, пока они шли к двери, выходящей на стоянку.

«Этот самый Джин,— рассердился он,— неплохо обтяпал дельце, ей-богу. И что за лакомый кусочек! Набита деньгами и сексапильна… И к тому же еще этот кретин-муженек, который оплачивает все счета и сидит себе далеко в Нью-Йорке! Впрочем, ему тоже не так-то плохо! Крошка слышал, как она сказала Джину, что ее муж считает необходимым на время расставаться. Вот уж наверняка мистер Герберт Гаррис и сам имеет такой же лакомый кусочек, с которым сегодня же ночью завалится в постель, пока его жена резвится в Майами.

Быстрый переход
Мы в Instagram