Loading...
Изменить размер шрифта - +
Полностью остановить его мы не могли: вы бы умерли. Поэтому со временем вы переварили все, что находилось в вашем желудке. Через определенные интервалы, каждые шесть лет, мы подкармливали вас: внутривенно вводили питательный раствор, чтобы поддержать в вас жизнь… Теперь мы вас разбудили, а в желудке пусто. Отсюда и чувство голода.

– Так я могу что‑нибудь съесть?

– В первые несколько дней – нет. Мы должны убедиться, что ваш пищеварительный тракт работает, как должно. Если дать вам что‑нибудь съесть прямо сейчас, вы умрете. Как только мы доставим вас в больницу, вам в кровь введут немного белков и углеводов, чтобы поддержать ваш организм.

– А что потом?

– Врачи поколдуют над вами и изгонят из вашего тела все вирусы эплазии. Потом вас передадут хирургам. Они сделают вам несколько пластических операций. Сейчас‑то вами можно пугать детей.

– Как скоро я выйду из больницы?

Эган пожал плечами:

– Вот это будет зависеть главным образом от вас… Через два месяца, через четыре, через год.

Найтхаук помолчал, прежде чем заговорить вновь:

– Когда вы разбудили меня в прошлый раз, с вами был еще один мужчина.

– Да, – кивнул Эган. – Марк Диннисен. Ваш адвокат.

– Где он сейчас?

– Кто знает?

– Я хочу знать. Его фирма распоряжается моими деньгами.

– Уже нет. Ваш второй клон прислал с Киношитой пять миллионов кредиток и наказал ему платить непосредственно нам, а не через юридическую фирму мистера Диннисена.

– Они меня обворовывали?

– Не думаю. Просто у вашего клона доверие вызывали немногие. – Тут Эган улыбнулся. – Мы смогли наделить его чертами вашего характера и вашими воспоминаниями.

– Кто такой Киношита? – спросил Найтхаук. – Никогда о нем не слышал.

– Он тренировал вашего первого клона. Второй в тренировках не нуждался, но Киношита сопровождал его при выполнении порученного ему задания.

– Он еще здесь?

– Полагаю, что да.

– И мои деньги по‑прежнему у него?

– Нет. Они лежат на специальном счете в его банке. Согласно полученным указаниям, банк оплачивает все наши счета, а сумму, оставшуюся на счете после вашего полного излечения, получить можете только вы.

– Похоже, этот Киношита – достойный человек. Дайте ему знать, что я хочу увидеться с ним после того, как меня подлатают хирурги.

– Я свяжусь с ним немедленно. Ваше выздоровление – это длительный, болезненный процесс. В ближайшие недели вам понадобится верный друг.

– Делайте, что вам говорят, – буркнул Найтхаук, борясь с головокружением и тошнотой.

Эган кивнул.

– А теперь, раз уж мы все обсудили, самое время отправляться в больницу.

– Это правильно, – ответил Найтхаук. – Чем быстрее мы туда попадем, тем скорее осуществятся два моих заветных желания.

– Что это за желания? – полюбопытствовал Эган.

– Есть, не испытывая тошноты, и без ужаса смотреться в зеркало.

 

Глава 2

 

 

Невысокий мужчина вошел в больничную палату и направился к изножью кровати Найтхаука. Врачи подсоединили к телу старика с полдюжины трубочек. По каким‑то поступали лекарства, по другим – питательный раствор, по одной – недавно синтезированный энзим, смертельный для вируса, вызывающего эплазию.

– Кто такой? – пожелал знать Найтхаук.

– Меня зовут Ито Киношита, – представился гость. Найтхаук инстинктивно протянул руку, увидел белые костяшки пальцев, торчащие сквозь сгнившую кожу, убрал руку под легкое одеяло.

Быстрый переход