Loading...
Изменить размер шрифта - +

– Он выполнял задание, – последовал ответ. – Я же намерен наслаждаться жизнью и здоровьем.

– И какие у вас планы?

Найтхаук пожал плечами:

– Наверное, найду какую‑нибудь тихую планетку, куплю несколько акров земли. Женюсь. Может, начну выращивать цветы. Прочитаю те книги, которые не успел прочитать.

– Такой человек, как вы? – изумился Киношита. – Не верю.

– Меня не касается, во что вы верите, а во что – нет. Я умирал сто двенадцать лет, и вдруг мне даровали не только жизнь, но и здоровье. Я намерен провести остаток лет, лелея эти дары.

– Я понимаю, что сейчас вы действительно думаете, что так и будет…

– Вы меня даже не знаете, – прервал его Найтхаук. – Откуда же такая осведомленность о моих планах?

– Я знаю вас лучше, чем вы думаете, – возразил Киношита. – Я провел не один месяц с вашим вторым клоном. Внешне он был таким же, как вы в тридцать восемь лет, но его наделили вашей памятью, до момента вашего последнего пробуждения. Он получил ваши фобии, личностные особенности характера, ум. Его не просто слепили по вашему облику и подобию. Он ничем не отличался от вас и внутренне. – Киношита вновь помолчал. – Он заключил союз со Смертью, точно так же, как некоторым священникам кажется, что они заключают союз с Богом. Вы, возможно, думаете, что будете разводить цветы, но они и Вдоводел несовместимы…

– Я же сказал вам…

– Я знаю, что вы мне сказали. Но вы – лучший из лучших, таких, как вы, нет и не было. Вы никогда не нарушали закон. Вы только служили ему. Убивали тех, кто этого заслуживал. Это дар Божий. Не думаю, что вы от него отвернетесь. С какой стороны ни посмотри, это грех.

– Мистер Киношита…

– Ито.

– Хорошо, Ито. Я едва могу поднять вилку, куда уж мне браться за лучевик*[1] или глушак*.[2] До ванной от моей кровати двенадцать футов. Я не могу пройти их без посторонней помощи. Я говорю с вами десять минут, а уже чувствую, что силы мои на исходе, и меня опять тянет в сон. Я – шестидесятидвухлетний калека с атрофированными мышцами, которые едва ли полностью восстановятся.

– Восстановятся, – уверенно возразил Киношита. – Вы же Вдоводел.

– За свою жизнь я многих оставил вдовами. – Найтхаук откинулся на подушку и закрыл глаза. – Не хочу больше слышать этого слова.

– Как скажете. – Киношита несколько мгновений наблюдал, как мерно поднимается и опускается грудь старика. – Но так уж вы устроены, с этим ничего не поделаешь.

 

Глава 3

 

 

Найтхаук вытер пот с лица.

– Быстрее, – попросил он.

Врач взглянула на дисплей пульта управления беговой дорожки.

– Я думаю, для одного дня достаточно, мистер Найтхаук.

– Вы меня слышали.

– Но…

– Быстрее.

Врач пожала плечами и увеличила скорость тренажера.

– Ничего не случится, если вы будете набирать форму несколько лишних недель, – заметила она. – Галактика подождет. Вы даете себе непомерные нагрузки.

– Если я могу выдержать эту скорость, значит, о непомерности речи быть не может. Если не смогу, то свалюсь с этой штуковины, и тогда вы с чистым сердцем скажете, что предупреждали меня.

– Но с чего такая спешка?

– А вы бы не торопились вернуться к нормальной жизни, пролежав на спине больше сотни лет? – прокричал в ответ Найтхаук.

Быстрый переход