Изменить размер шрифта - +

– Но может после этого… Может, он сможет…

– Простить? – На губах Ясмин появилась улыбка. – Он ненавидит нас, Макс. Ненавидит всех. Включая меня.

– Почему ты так решила?

– Потому что каждый раз, когда я приходила к нему, как женщина… Он хотел лишь одного – причинить мне боль. Сильную боль. И это было меньшее из того, о чем он мечтал.

Они замолчали, увидев, как вдалеке дорогу перебегает обезумивший Илир, устремляясь к новому дому, к новым жертвам. Его залитое кровью тело искрилось метаморфозами.

– Он похож на смерть, – тихо сказал Макс.

– Это и есть смерть, – сказала Ясмин. – Я видела его мысли. Там только безумие. Не месть. А безумие и голод.

– Он просто хотел увидеть таких, как ты и твоя семья. Таких, как ваши друзья.

– И таких, как Мэйдд?

– Да. И таких, как Мэйдд. – Макс заглянул Ясмин в глаза. – Ты ведь знаешь, зачем я приехал сюда? Видишь это в моих мыслях?

– И не только это.

– И что ты скажешь?

– О чем?

– Ты поможешь мне достать кровь древнего?

– Для Мэйдд?

– Да.

– И ты думаешь, что все еще сможешь пережить эту ночь?

– Я не знаю.

– Тварь, которую ты привез, хочет набраться сил и убить всех, кто собрался в доме моих родителей. Он что-то увидел в мыслях Фэй, в наших мыслях, и ему это не понравилось больше, чем присутствие вендари в нашем подвале.

– Может быть, он увидел тебя? Увидел, что ты ждешь от древнего ребенка?

– Думаю, дело не во мне. Не только во мне, а в каждой женщине нашего вида. – Ясмин услышала еще один предсмертный крик одного из соседей и, разозлившись, ударила Макса в плечо. – Это ты виноват! Ты привез смерть в наш город! Ты! – Она вдруг стихла, успокоилась.

Окружившие дом ее родителей тени сгустились, собрались, оставив окна и стены, и начали медленно отступать. Они струились по земле, ползли к своему хозяину.

– Они что, уходят? – растерянно спросил Макс.

– Нет, но, кажется, их хозяин наелся. – Ясмин заглянула в мысли Илира, в которых она видела смерть. Свою смерть. Смерть всех своих близких. Смерть друзей.

Внезапно мысли Илира ворвались в ее сознание. Она пыталась их остановить, но не могла. Они пробирались так глубоко, как хотели, изучали все, что им было нужно. Никогда прежде отец и другие сверхлюди не могли проделать подобного. Не мог и Гэврил в минуты их близости. Ясмин зажмурилась, пытаясь выгнать чужака из головы, которая, казалось, превратилась в котел раскаленных углей.

– Господи! – Макс растерянно уставился на хлынувшую из носа Ясмин кровь.

– Мне нужно вернуться в дом, только там отец и его друзья смогут меня защитить, – сказала Ясмин. Она открыла налитые кровью глаза, попыталась выйти из машины. Чужак в голове сильнее сдавил мозг. Ясмин пошатнулась, едва не упала. – Помоги же мне! – заорала она Максу.

Илир вышел из соседского дома и, стоя посреди дороги, смотрел, как его жертвы пытаются спастись, скрыться. Увидев Макса Бонера и свою дочь, Эндрю Мэтокс открыл дверь. Клео ахнула, попыталась приложить к носу Ясмин полотенце, чтобы остановить кровь.

Тени на улице снова устремились к дому, но на этот раз их стало еще больше. До рассвета оставалось чуть меньше часа, но Илир знал, что этого времени ему хватит, чтобы разделаться с этим домом. Никто не сможет ему помешать. Посланные им тени укрыли дом, сдавили, вгрызаясь в доски. Перекрытия затрещали, черепица начала ломаться, зазвенели разбившиеся окна.

Быстрый переход