Книги Документальная литература Федор Раззаков Владимир Высоцкий. По лезвию бритвы

Книга Владимир Высоцкий. По лезвию бритвы читать онлайн

Владимир Высоцкий. По лезвию бритвы
Автор: Федор Раззаков
Язык оригинала: русский
Возрастное ограничение: 16+
Книги из этой серии: Леонид Агутин; Антонио Бандерас - Настоящий мачо; Майкл Дуглас: Пошедший по стопам отца; Валентина Серова; Футбол, который мы потеряли. Непродажные звезды эпохи СССР; Олег Газманов; Другой Аркадий Райкин. Темная сторона биографии знаменитого сатирика; Элизабет Тейлор: Много раз замужняя; Савелий Крамаров; Евгений Осин; Исаак Дунаевский; «Опасно для жизни»; Леонид Быков; Аркадий Укупник; Марина Ладынина, Иван Пырьев; Валерий Меладзе; Тамара Макарова, Сергей Герасимов; Нонна Мордюкова; Ефремовы. Без ретуши; Эдуард Стрельцов; Свой среди чужих, чужой среди своих; Индустрия предательства, или Кино, взорвавшее СССР; Кевин Костнер - Бывший скромник, ныне - плейбой; «Отец» русского гоп-стопа — Александр Розенбаум; «Спортлото-82»; Российский футбол: от скандала до трагедии; Арнольд Шварценеггер - Первый качок Голливуда; Марк Бернес; Валерий Сюткин; Тамара Семина; Олег Стриженов; Гибель актера Талгата Нигматулина; Эррол Флинн: Великий любовник и пьяница; Сергей Бондарчук; Кумиры. Тайны гибели; Кину Ривз - Тот, который сам по себе; «Фанера» над страной; Российский хоккей: от скандала до трагедии; Бари Алибасов и группа «НА-НА»; Марлен Дитрих: Роковая немка; Василий Шукшин; Татьяна Буланова; Олег Табаков; Голливуд заврался; Сергей Столяров; Красавицы советского кино; Клавдия Шульженко; «Холодное лето 53-го»; Непревзойденные; Биография Алексея Баталова; Марлон Брандо: Великий и ужасный; Вера Васильева; Татьяна Конюхова; Охотники за ляпами; Грейс Келли - Скромная внешне - горячая внутри; Сергей Гурзо; Кристина Орбакайте. Триумф и драма; Клара Лучко; Кларк Гейбл - Первый любовник Голливуда; Александр Буйнов; Почему не гаснут советские «звёзды»; Борис Андреев; Маша Распутина; Виктор Рыбин, Наталья Сенчукова; Татьяна Окуневская; Павел Кадочников; Грета Гарбо - Холод и страсть; Сергей Филиппов; Красавцы советского кино; Клинт Иствуд - Хороший, плохой, ветреный; Александр Демьяненко; Расстрелянные звезды. Их погасили на пике славы; Борис Моисеев; Мэри Пикфорд: Счастливая и несчастная; Влад Сташевский; Том Круз — Маленький, но удаленький; Петр Алейников; Дастин Хоффман — По прозвищу «Зануда»; Сильвестр Сталлоне: Путь от криворотого к супермену; Жан-Клод Ван Дамм - Бельгийский мускул; Максим Галкин. Узник замка Грязь; Александр Малинин; Мел Гибсон - От безумного к разумному; Борис Чирков; Михаил Ульянов; Владимир Басов; Татьяна Самойлова; Скандалы советской эпохи; Джек Николсон - Беспечный ходок; Серебряная калоша; Жизнь и песни уголовного барда - Александр Новиков; Леонид Филатов: голгофа русского интеллигента; Алексей Баталов; Леонид Утесов; Борьба за зрителя; Самые красивые пары советского кино; Владимир Дружников; Филипп Киркоров; София Ротару и ее миллионы; Джеки Чан - Гуттаперчевый китаец; Софи Лорен: Незаконнорожденная звезда; Звезды на помойке; Любовные истории Голливуда; Андрей Миронов: баловень судьбы; Лидия Русланова; Брэд Питт - Красавчик с рабочей окраины; Пирс Броснан: Джеймс Бонд нашего времени; Владимир Ивашов, Светлана Светличная; Харрисон Форд: Добропорядочный зануда и педант; Самый добрый клоун: Юрий Никулин и другие…; Джордж Клуни - Сердцеед с поросенком; Стивен Сигал: Еще один буддист из Голливуда; Земфира; Любимые женщины Леонида Гайдая; Богини советского кино; Лидия Смирнова; Брюс Уиллис - Крепкий орешек; Надежда Румянцева; Владимир Пресняков-младший; Хэмфри Богарт: Четырежды женатый; Роковые женщины советского кино; Джулия Робертс — Богатая, но одинокая; Чтобы люди помнили; Зоя Федорова; Ален Делон - Великий и загадочный; Леонид Гайдай; Алена Апина; Любовь Соколова; Владимир Высоцкий: козырь в тайной войне; Наталья Фатеева; Все золото Гайдая; Чак Норрис: Крутой и добрый; Рассел Кроу: Гладиатор-сердцеед; Дмитрий Маликов; Убить футболиста; Иван Переверзев; «Великолепная семерка», или Вестерн по-советски; Лайма Вайкуле; Алсу; Люди гибнут за кумира; Владимир Высоцкий: Я, конечно, вернусь…; Николай Рыбников, Алла Ларионова; Гари Купер - Первый ковбой Голливуда; Четыре срока "Поручика Голицына" (Михаил Звездинский); Рита Хейворт: Прошедшая через все; Дмитрий Шостакович; Изольда Извицкая; "Жених с того света"; Лариса Долина; Аль Пачино - Казанова и отшельник в одном флаконе; Людмила Целиковская; Валерий Харламов. Легенда № 17; Николай Крючков; Георгий Юматов; Широкая постель Голливуда; Ричард Гир: Почитатель Будды; Евгений Белоусов; Империя порно - От начала до конца; «Золотой век» — 2; Ласковый май; Анатолий Кузнецов; Людмила Касаткина; Девять женщин Андрея Миронова; Николас Кейдж: Талантливый племяш; Звездные трагедии; Шэрон Стоун: В поисках принца; Роберт Де Ниро: Любитель мулаток; Евгений Леонов; Ингрид Бергман - Бросившая все ради любимого; «Золотой век» Голливуда; Леонардо Ди Каприо - Юный идол Голливуда; Анатолий Папанов; Людмила Хитяева; В лапах дьявола - 1969; Николай Черкасов; Дин Рид. Трагедия красного ковбоя; Эдита Пьеха; Рождение "Фабрики грез"; Евгений Матвеев; Ирина Аллегрова; «Овация» — две стороны медали;
Изменить размер шрифта - +

Федор Раззаков. Владимир Высоцкий. По лезвию бритвы

 

Жене и дочери посвящаю

 

Часть первая

Жизнь и смерть Владимира Высоцкого

 

От автора

 

Наверное, в сто первый раз, с тех пор как я уехал отсюда на отдаленную окраину Москвы, ноги вновь несут меня в эти места. Станция метро «Курская», длинный подземный переход, и вот она — родная, незабываемая улица Казакова, старожилам Москвы больше известная как Гороховская. Здесь я родился, здесь прошло мое детство. Если, выйдя из подземного перехода, дойти до развилки дороги у Театра имени Гоголя и Института землеустройства, а затем по правой стороне улицы пройти еще метров сто пятьдесят, то за металлической оградой можно увидеть фасад знаменитого дворца графа Алексея Разумовского, а на другой стороне улицы ваши глаза безразлично скользнут по большому пустырю, который некогда мы гордо именовали — «наш двор». На том месте, где сегодня разбита детская площадка, и стоял мой двухэтажный, много повидавший за сто с лишним лет дом.

Мои же, только не семнадцать, а пятнадцать мальчишеских лет, прошли здесь, на Казаковке. Летом мы гоняли в футбол, играли в «казаков-разбойников», в лапту и «расшибалочку» на те деньги, что выдавались нам родителями на кино и мороженое. Зимой пустырь заливался водой из ведери служил отличным местом для хоккейных баталий; из снега строилась настоящая снежная крепость, которая затем нами же по нескольку раз в день подвергалась азартному штурму.

Теперь же ни в одном московском дворе, будь то центр города или его окраина, нет ни тех игр, в которые мы когда-то играли, ни тех крепостей, которые мы когда-то строили.

Вглядываясь назад, порой поражаешься тому, как много событий и впечатлений смогли вместить в себя те годы. Так много друзей и знакомых подарил мне наш двор, из которых кто-то уже погиб, кто-то спился, кто-то угодил в тюрьму, но большинство разлетелись в разные края, и теперь вряд ли судьба когда-нибудь сведет нас всех вместе… Поэтому любая весточка из тех времен (будь то показ по телевидению «Неуловимых мстителей» или песни «Битлз») сразу переносит меня в мой родной двор, к моим друзьям.

Но самой, пожалуй, крепкой связующей нитью с тем временем для меня навсегда останется Владимир Высоцкий, его голос, его песни, его судьба. Я впервые услышал о нем году в 68—69-м, когда ребята постарше вовсю мусолили сплетни о том, как он сидел за изнасилование, как он беспробудно пьет и классно играет на гитаре. Причем говорилось это с таким восторгом и завистью, что не влюбиться в этого человека было невозможно. Вскоре я услышал и песни Высоцкого, среди которых сразу запомнились «На нейтральной полосе» и «В королевстве, где все тихо и складно».

Мы не были шпаной в том смысле, как это понимают все. Истинная шпана нашего района в основном группировалась возле сада имени Баумана и в Сыромятниках, и верховодили ею весьма сомнительные личности с не одной судимостью за плечами. Мы же были просто дворовой шантрапой, которую до серьезных дел и разборок никогда не допускали, да и сами мы вряд ли бы когда согласились в них участвовать. И хотя в душе каждый из нас опасался встреч с настоящей шпаной, в то же время нас почему-то необъяснимо тянуло к этим ребятам, мы тайно завидовали их смелости, риску и силе. Может быть, поэтому мы и не знали ничего о песнях Булата Окуджавы, так как единственным человеком, кто пел тогда нашим дворовым языком, был Владимир Высоцкий.

Уже потом, много лет спустя, повзрослев и собрав о Владимире Высоцком массу всевозможного устного и печатного материала, я старался понять: почему он так сильно пил, чего ему не хватало в жизни? Почему из молодого человека, когда-то принявшего в компании стакан вина, получился законченный алкоголик?

Так пел Владимир Высоцкий за четырнадцать лет до своей смерти.

Быстрый переход
Отзывы о книге Владимир Высоцкий. По лезвию бритвы (0)