Loading...
Изменить размер шрифта - +

   - Как я несчастен.., как я несчастен!.. -  тихо  говорил  он,  сидя  на
кресле и положив голову на руки. Эльза подошла и обняла его.
   - Отто, неужели ты думаешь, что я такая дурная? Ведь я же  люблю  тебя!
Ну успокойся, милый мой, родной... Я все сделаю, что ты скажешь...
   - Правда?
   - Правда, - твердо ответила Эльза. - Не вини меня, я сама не знаю,  как
все это произошло...
   Зауер поднялся. Вслед за ним поднялась и Эльза.
   - Мне не надо богатства, я люблю тебя, только тебя, - сказал он, сжимая
ее руки. - И ради моей любви я требую:  завтра  же,  слышишь,  завтра,  не
позже, мы обвенчаемся с тобой, и завтра же ты выгонишь из дома  проклятого
Штирнера со всеми его собаками!
   - Я согласна.
   - Эльза!
   - Отто!..
   Площадка лифта бесшумно поднялась.
   - Ого! Целуются! -  вдруг  услышали  они  за  собой  насмешливый  голос
Штирнера и, оторвавшись друг от друга, оглянулись.  -  Какая  трогательная
сцена!
   Штирнер сидел за письменным столом, покуривая сигару.
   - Вы здесь зачем? - негодующе воскликнул Зауер.
   - По долгу службы, - насмешливо ответил  Штирнер.  -  Доверие,  которым
облекла меня наша хозяйка...
   Наша хозяйка изменила свое решение и дает вам полный расчет, -  перебил
его Зауер, - доверенность на ваше имя будет уничтожена.  В  вознаграждение
же за ваши заслуги вам будет выдано полностью  двухмесячное  содержание  с
надбавкой пятидесяти процентов.
   - Придется мне открывать бродячий цирк, - сказал Штирнер, почесав лоб.
   Но, оставшись один,  он  нахмурился,  вынул  из  ящика  стола  какие-то
чертежи, просмотрел их, сердито проворчал что-то, поспешно  вошел  в  свою
комнату и надолго заперся в ней.



10. "ДЕВУШКА С РАЗБИТЫМ КУВШИНОМ"

   Прошел месяц. Эмма Фит сидела  на  своем  обычном  месте  и  писала  на
ремингтоне.
   Зауер,  побледневший,  небрежно  причесанный,  небритый,  долго   ходил
большими шагами по кабинету, искоса поглядывая на Эмму. Потом он подошел к
ней и, покачиваясь из стороны в сторону, в упор стал смотреть ей  в  лицо.
Резвые пальцы Эммы начали  делать  перебои  на  клавишах  ремингтона.  Она
покраснела  под  пристальным  взглядом  Зауера  и,  не  прерывая   работы,
спросила:
   - Почему вы так смотрите на меня, господин Зауер, как будто никогда  не
видали? Вы мешаете мне работать...
   - Фрейлейн Эмма, а ведь вы прехорошенькая! Эмма покраснела еще  больше,
но попыталась сделать вид, что не расслышала его слов.
   - Странное дело! - продолжал Зауер. - Более года, как вы здесь служите,
я встречаюсь с вами каждый день, но только за последний месяц у  меня  как
будто открылись глаза:  приятный  овал  лица,  мягкие  волосы,  к  которым
хочется прикоснуться  и  погладить,  изумительные  глаза!  В  них  детская
наивность и лукавство маленького бесенка. Вы  живая  "Девушка  с  разбитым
кувшином".
   - Я не разбивала никаких кувшинов.
Быстрый переход