Loading...
Загрузка...

Изменить размер шрифта - +
Он плавно поворачивал баранку, чтобы «Панч» не цеплял бортами камни. Самоход пятился, взревывая двигателем, на горку, прочь от остова танкера с черной дырой на месте башни. Оттуда показался Дерюжка, увидел, что происходит, выскочил и с воплями, которые едва доносились сквозь шум мотора, устремился следом.
— Х-хозяин, а как ты собираешься п-по дирижабе ракетами? — спросил Стопор. — Она р-разве железная?
Макота уже и сам раздумывал — засечет елетроника дирижабу или нет? Атаман не помнил, как оно было прошлой ночью, когда они подъехали к разлому, слишком тогда все круто завернулось с этими танкерами, слишком быстро происходило. Должно ведь там что-то железное быть на борту, а? Но, с другой стороны, если оно небольшое совсем, так тарелка на крыше «Панча» может его и не засечь.
— Захар! — окликнул он. — Слыхал вопрос?
? Не знаю я! — крикнул в ответ механик. — Не мешайте!
«Панч» поехал быстрее, и Макота нажал на кнопку под монитором перед собой. Впереди Дерюжка споткнулся, упал, вскочил и помчался дальше, размахиваяруками. «Панч» преодолел большую часть расселины — вот-вот выберется наверх.
Монитор озарился зеленым, загорелась прицельная сетка с двумя кругами, и точками, обозначающими взорванные танкеры. В той стороне, где летела дирижаба, на экране ничего не было. Может, потому что самоход еще слишком низко, а если выехать из расселины…
Макота распахнул дверцу, край ее заскреб по каменной насыпи.
Дерюжка, добежав до «Панча», поднырнул под дверцу и взлетел на подножку.
— Макота, что же вы без меня?! — с детской обидой завопил он, вваливаясь в кабину. — Куда ж вы без меня?! Как это — без меня?!!
— Усохни, молодой, — отмахнулся атаман, напряженно вглядываясь в экран. — Хотели бы без тебя — я б не сигналил. Сядь и не маячь!
Тяжело дыша, Дерюжка протиснулся мимо Стопора и плюхнулся между атаманом и механиком, который закрыл дверцу со своей стороны и уселся обратно на сиденье.
— Ничего я не нашел в том танкере… — начал Дерюжка.
Макота перебил:
— Знаю! Заткнись!
— Все-то ты знаешь, — удивился молодой. — А вот…
Макота, не глядя, двинул его локтем под дых, и бандит задохнулся, широко разевая рот.
Расселина закончилась, Захар сильно вывернул руль. «Панч» развернулся, механик затормозил, передвинул рычаг — самоход покатил прочь от провала.
— Вон они! — заорал Дерюжка, тыча пальцем в широкую щель между листами брони, сверху и снизу закрывающими лобовое стекло. Макота подался вперед, выглядывая — под краем верхнего листа показался «Крафт». Он, как и самоход, двигался от провала, но только намного выше.
Атаман вперил взгляд в монитор — нет, не видит елетроника врагов! Да и к тому же слишком высоко дирижаба успела забраться, если садануть по ней сейчас ракетой — взорвется, обломки на землю сверзятся, и конец шакаленку вместе с его дружками. Разобьются. Их-тоне жалко, а вот шакаленок Макоте нужен живым: во-первых, чтоб узнать, ради чего Гильдия его разыскивает и награду за него назначила, причем — за живого, не мертвого, а во-вторых, чтобы убить его своими руками, чтоб видеть, как подыхает мразь фермерская… Хотя, ведь ежели убить его, так награды небоходской не видать! — сообразил атаман вдруг. И тут же решил: да и мутант с ней! Макота до сих пор помнил, каким уверенным выглядел Туран Джай прошлым утром на южном склоне разлома, как он протянул к атаману руку и будто бы сломал ему шею. Много о себе возомнил мальчишка, слишком много! И теперь Макоте очень хотелось увидеть смертельный испуг в глазах шакаленка — который, судя по всему, перестал уже быть шакаленком, но вырос не в шакала, вырос в волка — испуг, а после — видеть, как затухает в этих глазах жизнь и как они становятся стеклянными.
Быстрый переход
Мы в Instagram