Изменить размер шрифта - +

     - Да как освободить-то тебя, чем?
     -  Лестницы  поищите поблизости тут или поодаль; она здесь где-нибудь в
саду, ищите.
     "Так  мы  в  саду.  Что  за диковина! Чей же это сад? Наш был не в этой
стороне",  -  подумал  Танцур,  бросился  искать  впотьмах  лестницу и скоро
нашел.  Он приставил ее к столбу, взлез туда, посоветовался с необыкновенной
пленницей,  как  поступить,  сломал  палкой  задвижку  небольшой  дверцы,  в
которую  деревенские  повара весной лазят грабить детей воздушного домика, и
снес  оттуда  на  руках  дрожавшую  от  страха, стыда и отчаяния молоденькую
горничную.
     Она  отбежала  к садовой канаве, быстро оправилась, хотела бежать далее
и остановилась.
     - Кто вы? - спросила она, - за кого бога молить? Говорите скорее!
     Илья подошел и взял ее за руку.
     -  Зачем вам? Лучше вы сами скажите, кто вы и что за невидаль такая тут
случилась с вами?
     Девушка потупилась, стала вертеть по земле ногою.
     -  Надо  к  барыне-с... Я горничная здесь, коли знаете нашу барыню. Нас
много  у  нее.  Поляк-управляющий  давно  к  нам,  видите, подбивается. А мы
плевать  на  него. Он и пойди дозором. Я тут в сад выходила иной раз... не к
нему...  а к знакомому такому другому человеку... Он нежного, можно сказать,
сердца  и совсем не такой вовсе подлой души... Выбежала я и сегодня, будто в
прачешную...  А  поляк  и  наткнулся  на  нас.  Этот-то мой душенька, значит
знакомый,  убежал  от  стыда  да  от  страху, а поляк меня, оторопелую дуру,
ухватил  с  дозорными,  да и запер тут до утра в голубятню. "Утром, говорит,
узнаем,  кто  такая  тут  из  девичьей  со  всякою  сволочью,  с музыкантами
соседскими  дружбу  водит;  а теперь не хочу барыни, говорит, будить!" Так и
сволокли  меня  сюда  и  толкнули  в будку... Индо руки все изломали, платье
оборвали...  Голубей  сонных  всех спугнули, и долго они, горемычные, кругом
меня  в  тьме-тьмущей  этой  летали,  крыльями  мне  в лицо веяли... Стала я
плакать;  хотела  крик  ко  двору  подать, пусть бы хоть и барыня уж узнала;
страшно  так  это мне впотьмах стало, как все голуби-то прочь разлетелись...
Я плакать... а тут и вы отозвались... Скажите, кто вы?
     -  Нет, прежде уж вы мне оповестите: какое это село? Что теперь, барыня
у вас, а не барин? Есауловка? - спросил Илья.
     - Нет, не Есауловка, а Конский Сырт... Наша барыня - арендаторша!
     "Так  я  не туда попал, - вот что!" - подумал Танцур. Месяц готовился в
это  время  выйти.  Кругом  стало  еще  светлее.  Илья  разглядел миловидное
личико,  плотно подвязанные вокруг головы косы, белую косынку и полные плечи
освобожденной пленницы.
     -  Мой  знакомый,  можно  сказать,  благородный  и не такой подлой души
человек,  как  наш  приказчик!  - сказала Фрося, не двигаясь с места и щипля
руками  концы  косынки,  -  он  по  гроб  жизни  и света не забудет вам этой
услуги-с.
Быстрый переход
Мы в Instagram