Изменить размер шрифта - +
Мы богаты материально и бедны духовно. Россия еще не так, Россия сохранилась как страна – в то время как Запад давно сгнил изнутри. Все, что может предложить Запад – это плакат «Папа, я педераст…»

Это простая и страшная история. История о том пути, которым может пройти… ваш сын, ваша дочь. Не думайте о том, что если они русские, если у них фамилия заканчивается на «-ов» или «-ев» – это не может произойти. Вы и оглянуться не успеете – как рядом с вами будет чужое, чуждое вам существо, фанатично верящее в то, от чего дыбом встанут волосы. Марина Хорошева – была русской. И Виталий Раздобудько – тоже. И Алексей Пашинцев. И та безымянная девушка из Мурманска, которую застрелил в Пакистане спецназ при попытке прорваться через блок-пост – тоже.

Остановите свое суетное движение по жизни. Оторвитесь от горящих по проекту сроков, от платежа за кредит, от козла – начальника. Вот они, рядом с вами – ваши дети. Пока – ваши. Пока еще не поздно – присядьте рядом с ними. Выслушайте, что они хотят вам сказать, чем хотят поделиться. Научите их – как сумеете, как вас самих учили родители – добру. Пока – их не стали учить другие…

 

Да, кстати. Спецслужбам удалось установить лицо, организовавшее террористический акт против Саида Афанди (Шейха Чиркейского) летом этого года. Им оказался Алексей Пашинцев, двадцати четырех лет, родом из Белгорода, входящий в Буйнакское бандформирование. Теперь, правда, он – не Алексей Пашинцев. Он Абдул Малик аль-Руси…

 

Все события и персонажи этой книги вымышлены. Возможные совпадения случайны.

 

Враг у нас за спиной

Прошлое. Дагестан. Лето 2008 года

 

Времени не было…

Подполковник Детинцев, кряжистый, бритый наголо здоровяк, прошедший обе Чечни, первую – сопляком, вторую – уже рэксом – нутром чувствовал, что времени нет. От этого – хотелось кричать, хотелось выть волком – но ничего нельзя было сделать.

Времени не было…

Была почти полночь. Тяжелые, темные шторы – висели на окнах днем и ночью – подполковник не хотели видеть то, что было за окном, от этого – его начинало колбасить. Пункт временной (на самом деле уже почти постоянной) дислокации спецназа в Махачкале, в районе пансионата Дагестан – был погружен во тьму, лишь под окном – полуночники, судя по звукам, чинили БТР или «покемон» – бронированный УРАЛ, на котором передвигались Внутренние войска и части спецназа. Гоняли двигатель…

Подполковник работал с документами, потому что никакого другого времени не было. Только что – он отправил восвояси очередную высокую комиссию из Москвы, которая прилетела в республику на выходные, посмотрела бесплатный цирк в виде показательного выступления его спецназовцев, открыла какую-то то ли больницу, то ли школу, потом важно покивала головами на заседании комиссии по примирению, пару раз до свинских соплей нажралась и отбыла восвояси, заставив самолет банками с икрой, мясом, дорогими подарками и не с пустыми карманами. Местные раисы – знали, как принимать московских гостей, вместе с ними делали немалые дела. Вот только расплачивались за эти дела – другие…

 

Подполковник отхлебнул остывшего чая, взял очередную бумагу

МВД России по Республике Дагестан

ФСБ России по Республике Дагестан

Командирам воинских частей и соединений, расквартированных в РД

 

Для ориентировки

 

19 мая 2008 года с пункта временной дислокации в/ч 11451 в Карабулакском районе, во время проведения операции по блокированию, дезертировал рядовой внутренних войск Ногин Михаил Ильич, 1981 года рождения, уроженец г.

Быстрый переход
Мы в Instagram