Изменить размер шрифта - +
Тургунай, пожалуй, дальше всего от реальной истории – этакий вариант окультуренной империи Чингисидов, причем завоеватели‑кочевники приходят не из Монголии (которой вообще нет), а с запада, откуда‑то из западноказахских степей. Другие страны имеют более конкретные аналоги: Кундистан – Хиндустан, Цань – Хань (Китай) и т. п. Границы между расами в романе аналогичны границам между религиями в нашем мире: где у нас мусульмане, там – монголоиды («восточная раса»).

Хотя страны и народы описаны во «Времени меча» достаточно подробно (исходя из того же принципа – я описывал реальный мир, а не картонную декорацию к сказке или ролевой игре), и хотя мною использовались факты и детали из подлинного прошлого Земли, еще раз подчеркиваю, что это фантастический роман, а не исторический. Так что не пытайтесь изучать по «Времени меча» историю, равно как и не предъявляйте претензий типа «у такого‑то народа в средние века то‑то и то‑то было не так».

Среди задававшихся мне вопросов был и такой – почему зурбестанцы, в ряде областей опередившие нашу науку и технику, в других областях заметно от нас отстали? Ответ на этот вопрос содержится в самом романе – потому что, в отличие от длительного поступательного процесса в нашем мире, развитие Зурбестана было слишком бурным и недолгим. На каких‑то направлениях они успели достичь впечатляющих прорывов, на других – нет. На протяжении жизни одного поколения они шагнули из средневековья в, условно говоря, XXI век – поэтому не стоит удивляться, что они додумались до генной инженерии, но не изобрели такой простой вещи, как пропеллер, и пытались строить дирижабли с машущими крыльями.

Есть ли в романе политические аллюзии, параллели с сегодняшней реальностью? В отличие от Толкиена, не буду открещиваться от таковых – но не буду и настаивать на них. То есть, если вы их видите – значит, они есть, если нет, то нет.

Несколько замечаний по произношению имен собственных. Оно вроде бы интуитивно очевидно, но, как показывает практика, интуиция не у всех работает одинаково. В названиях стран ударение, как правило, падает на последний слог; исключение составляют страны на «‑ия» (ударный 3‑й слог от конца), ПрАлецкое княжество и АгабЕя. Женские и западные двусложные мужские имена имеют ударение на второй от конца слог (исключения – «СЭлия», «КарлУнг»), многосложные и восточные двусложные мужские – на последний (исключения – «МикУта», «ТедорАух», а также варсалийские и гриндазийские имена, где ударение падает на предпоследний слог). Имя «Йолленгел» двухударное: основное ударение приходится на последний слог, дополнительное – на первый. Имя «Артен» читается твердо (тэ).

В заключение – пара фактов для любителей странных совпадений. Первое касается зурбестанского герба: солнце над вершиной не то горы, не то пирамиды. Этот герб я попросту выдумал. И вот уже после завершения романа я увидел по ТВ какую‑то правозащитную демонстрацию, где несли флаг Тибета. Оказалось, он действительно выглядит так!

Второе. Я старался давать персонажам имена, похожие на имена нашего мира, но все же отличающиеся. Иногда прототипом служило конкретное имя (Эйрих – Эрик, Редрих – Фридрих), иногда этимология была не столь явной, скорее интуитивной – ко второму случаю относится и имя главной героини. Когда я писал роман, то полагал, что имени «Элина» в нашем мире не существует. Позже, однако, я обнаружил в интернете англоязычный сайт об именах разных народов, с описанием происхождения и значения для каждого. Набрав там, интереса ради, «Elina», я с удивлением увидел, что такое имя есть. Логично было бы предположить, что имя это родственно Елене, Элизе, Алине и т. п. – в других случаях сайт приводит длинные подобные списки. Но в данном случае информация сайта оказалась совсем короткой: «Элина, женское имя.

Быстрый переход
Мы в Instagram