Loading...
Изменить размер шрифта - +

    Святой Калин совсем не был дипломатом, и если глубокую человеческую веру позволительно было бы назвать профессией, он оказался бы корифеем этого ремесла. Кажется, именно вера толкнула его и в эту опасную переделку: Его Святейшество твердо верил в то, что у человечества нет никаких прав на войну с существами, которых оно никогда не видело. К тому же, его возраст позволял ему прекрасно понимать, чего желает от тебя тот, кто переходит тебе дорогу.
    Небеса разверзлись. С воем и грохотом флот атфарелов вошел в атмосферу Кэрона.
    Их корабль, как утлая плетеная рыбачья лодка, раскачивался на волнах облаков, освещаемый прожектором космического фрегата.
   
   
    
     Глава 1
    
    Звук от соприкосновения с поверхностью планеты пробежал дрожью по всей поверхности корабля. Этот звук напоминал набатный звук колокола, возвещающего о конце путешествия и о прибытии. После нескольких недель полета в вакууме шум, тысячеголосым эхом множащийся в воздухе, казался оглушительным словом жизни.
    Устройства для подачи искусственного воздуха отключались одно за другим. В ушах у Шторма зазвенело из-за резкого перепада давления, и он откинулся на мягкую спинку пассажирского кресла. Джек обеспокоенное взглянул на Элибер. её каштановые волосы, рассыпанные по плечам, мешали видеть выражение её лица.
    — Сейчас наш маленький император покажет нам все, на что он способен! — судя по голосу, звенящему нотками горечи и усталости, молодая женщина была очень взволнована. Она скользнула взглядом по стенам каюты и повернулась к Джеку. — Я думаю, что ты уже достаточно хорошо изучил его. Он шпионит за нами. К тому же — мы до сих пор его пленники.
    — Возможно. — Джек раздраженно пожал плечами. — Но я сделал для него все, что мог сделать, а может быть, даже и больше.
    Элибер повернулась к экранам наблюдения. Когда её голова коснулась его плеча, Шторм почувствовал волну радостного возбуждения и улыбнулся.
    Дверь в каюту отдыха со слабым свистом открылась, и на пороге появился император. Маленький жилистый человечек с белой кожей и невероятным количеством веснушек на носу внимательно посмотрел на них. Его ярко-рыжие волосы, как всегда, развевались над головой, а зеленые кошачьи глаза беспокойно бегали по сторонам.
    — Командир Шторм! — сказал император низким волевым голосом, совсем не подходившим к его маленькому и немощному телу. — Поскольку вас еще не лишили официально звания командира рыцарей Доминиона, я предлагаю вам встать и отдать честь своему императору.
    Джек Шторм усмехнулся, затем — нарочито медленно встал и отдал салют Пепису. Они внимательно посмотрели друг другу в глаза. Император не выдержал первым: он сморщил нос и отвернулся в сторону, пытаясь избежать открытого взгляда бледно-голубых глаз своего подданного. Уголки рта Джека Шторма насмешливо дрогнули.
    — Я послал за почетным эскортом, — сказал Пепис и смахнул пылинку с золотисто-красного походного джемпера.
    — Стоит ли так по-детски играть в слова? За эскортом или за охраной? — вызывающе спросила Элибер.
    Лицо Пеписа вспыхнуло огненным румянцем гнева. Он сунул руку в карман и надменно спросил:
    — А какая, собственно говоря, разница? Вы согласились вернуться на Мальтен, а это — мои владения.
    Элибер сжала губы и промолчала. Хотя она вполне могла бы напомнить императору, что Мальтен, а вернее — мальтенские трущобы, были и её владением тоже.
Быстрый переход