Loading...
Изменить размер шрифта - +
Через эту толпу нам не пробиться. — Пепис отвернулся от окна и добавил хриплым напряженным голосом: — Теперь ты не только предстанешь перед верховным судом и отбудешь срок за совершенную измену, ты ответишь мне и за те убийства, которые произойдут здесь.
    Император фыркнул, еще раз посмотрел на Джека и вышел.
    Элибер подняла голову и подождала, пока шаги Его Величества не стихнут в коридоре, а потом внятно, почти по слогам, произнесла:
    — Оч-чень прият-ный в общении чело-век!
    Джек хмыкнул, разжал кулаки и осторожно провел пальцем по бархатистой коже Элибер.
    — Мы неплохая пара, — сообщил он ей. — Рыцарь-изменник и воровка!
    Она засмеялась и порывисто сжала его пальцы.
    — Правильнее будет сказать: убийца и воровка. Ты ведь никогда не предавал своего рыцарства, — её голос резко зазвенел в гулкой тиши корабля. — Это Пепис предал, распустил, разложил и рыцарей и саму идею, объединяющую этих людей.
    Эти слова дробными маленькими молоточками застучали в висках Джека. Он наклонился над Элибер и ласково прошептал:
    — Ведьма!
    — Герой! — ласковым шепотом ответила она.
    * * *
    Весна не делила людей на богатых и бедных. её ровный радостный свет падал и на императорский дворец из розового обсидиана, и на серые покосившиеся строения мальтенских трущоб. Густая зеленая поросль не обращала внимания на холодный ветер и косую мелкую дробь ледяных дождей. Каждое растение, запустившее корни в землю, должно было выжить. И растения упорно росли вверх, разрывая асфальт и бетон, попадающиеся на пути. Только стены роскошного императорского дворца не допускали в себя живую бушующую жизнь, да и сама трава, будто бы чувствуя свою неуместность в этих величаво-холодных апартаментах, отступала назад и заселяла огромные клумбы и мягкие тенистые лужайки, а если ей не хватало места на отведенных для нее площадях, переселялась на тренировочные площадки, надеясь выжить даже под коваными каблуками солдатских сапог. Конечно, на тренировочных площадках трава погибала, не успев вылезти из-под земли, а на её месте росла новая, и опять неутомимо торила пути к свету, чтобы снова оказаться затоптанной тяжелыми военными сапогами. Но в этот день у травы была передышка, и она шелестела, стараясь вырасти как можно выше и поглотить как можно больше воды и света. Трава не хотела думать о своей судьбе.
    Лассадей, сержант рыцарей Доминиона, по праву считался виртуозом на тренировочных площадках Мальтена. Лысая голова сержанта потемнела и сморщилась от лучей весеннего солнца. Он наклонился над перилами мостика наблюдения и с отвращением плюнул. Площадки пустовали, хоты в такие дни и ветеранам и новичкам сам Бог велел заниматься военной подготовкой, но взбунтовавшиеся уокеры не выпускали солдат с первого этажа дворца, и Лассадею оставалось только чертыхаться и благодарить судьбу за то, что па подмогу императору, как всегда, спешили траки. Кажется, министр Вандовер Баластер, как всегда, извлек пользу из обычного человеческого страха перед чужаками.
    Благодарил судьбу сержант совсем не из любви к стрекочущим внизу жукообразным — просто их появление давало ему возможность не отдавать никаких приказов, а значит, не брать на душу лишнего греха. Сержант посмотрел на толстые огнеупорные стены ограждения, выплюнул очередной кусок жвачки и вошел в небольшую командную рубку из прозрачной звуконепроницаемой пластмассы. Нет, Лассадею совсем не хотелось влипать в историю с уокерами. Он прочитал пару приказов, светящимися буквами пробежавших по экрану, и, ничего на них не ответив, спустился вниз.
    Мастерские были так же пусты, как и тренировочные площадки.
Быстрый переход