Loading...
Изменить размер шрифта - +
Не было заметно никаких признаков

жизни, но это и не удивило его, так как Ди Лонг никогда не просыпался раньше половины восьмого утра.
     Не в состоянии определить причину своего беспокойства, Дермотт раздраженно пожал плечами и прошел на кухню. Он знал, что больше не в

состоянии уснуть, если уже поднялся с постели. "А не выпить ли кофе?" - сказал он сам себе и сосредоточился на этом занятии.
     Он открыл дверь кухни, откуда можно было выйти в другое маленькое патио. Ворота патио были настежь, так как Дермотт на ночь давал свободу

собаке - огромной эльзасской овчарке по кличке Бруно, чтобы тот мог порезвиться на воле. Утром его сажали на цепь.
     Он призывно свистнул собаке и поставил на огонь кофейник. Затем приготовил завтрак для Бруно и поставил на пол возле двери. Прошел в

ванную.
     Десятью минутами позже, умывшись, побрившись и надев белую безрукавку, голубые шерстяные брюки и белые сандалии, Вик вернулся на кухню.

Сердце екнуло, и он замер, нахмурившись: завтрак Бруно был нетронут. Собаки нигде не видно.
     Такого раньше никогда не было. Вик вновь почувствовал острый укол страха. Бруно всегда отзывался на свист и минуту спустя появлялся на

кухне, виляя хвостом от избытка чувств.
     Вик быстро пересек патио и заглянул в конуру. Она была пуста. Он свистнул снова и некоторое время подождал, прислушиваясь. Затем вышел за

ворота и осмотрелся. Собака пропала.
     Еще рано, сказал он себе. Ведь обычно хозяин поднимался около семи. Овчарка, возможно, охотится за сусликами, но это так странно...

Действительно, утомительное и странное утро.
     Он вернулся на кухню, налил кофе, добавил сливок и с чашкой прошел в кабинет. Усевшись за стол, сделал маленький глоток кофе и закурил

сигарету.
     Положив перед собой рукопись, начал перечитывать последние страницы. Глаза привычно бежали по строчкам, но Вик поймал себя на том, что не

понимает, что читает. Он вернулся к началу страницы и начал читать снова, но его мысли все время возвращались к Бруно. Где же собака?
     Он отложил рукопись, допил кофе и вернулся на кухню.
     Завтрак Бруно по-прежнему стоял нетронутый.
     Вновь Вик пересек патио и вышел за ворота. Призывно засвистел, осматривая белые песчаные дюны.
     Чувство одиночества охватило его, и он уже хотел позвать Керри, но после некоторого размышления решил удержаться и не беспокоить жену.

Вернувшись в кабинет, он уселся в удобное кресло и задумался.
     Со своего места сквозь большое окно он видел, как над пустыней встает раскаленный шар солнца. Обычно его завораживала игра красок, но в это

тревожное утро ему было не до красот природы, и впервые он пожалел, что выбрал такое уединенное жилье.
     Крик сына заставил его вскочить на ноги. Вик, буквально, ворвался в спальню.
     Малыш проснулся и настойчиво требовал завтрак. Керри уже сидела около его кроватки. Увидев мужа, она улыбнулась.
     - Ты сегодня так рано поднялся. Который час?
     - Половина седьмого, - сказал Вик и подошел к кроватке.
     Он поднял ребенка, и тот перестал плакать, узнав отца, успокоился и заулыбался.
     - Не спалось? - спросила Керри.
     - Что-то разбудило меня...
     Держа ребенка на руках, Вик присел на краешек постели, а Керри прошла в ванную.
Быстрый переход