Loading...
Изменить размер шрифта - +

     - По каким делам?
     Крамер пожал плечами.
     - Понятия не имею. Спросишь его, когда он будет у нас.
     - Я не хочу его видеть! Не хочу, чтобы он заходил к нам! Послушай, Джим, вот уже пять лет как ты отошел от своего проклятого бизнеса. Зачем

же начинать все сначала?
     Крамер доел последний кусок ветчины и отодвинул тарелку. Затем закурил сигарету. Наступила долгая пауза. Когда зазвучал его голос, он был

спокойным и ровным.
     - Никто никогда не указывал мне, как поступать, ты же знаешь это, Элен. Ни один человек! Успокойся. Моэ будет у нас на ланче. Он будет

здесь по той простой причине, что это мой старый друг, и ничего больше. Нет других причин...
     Элен увидела стальной блеск глаз и плотно сжатые губы мужа. Она всегда боялась его в такие минуты. Да и чего значат ее желания, ее мнения?

Кто она? По утрам, изучая свое лицо в зеркале, она находила его подурневшим, увядшим. Крамер же, хотя ему и было шестьдесят, выглядел здоровым и

энергичным. Пока что он не интересовался другими женщинами, но Элен понимала: если не будет следить за собой, это обязательно произойдет.

Следить надо не только за лицом и фигурой, но и за настроением...
     Она встала и попыталась улыбнуться.
     - Как скажешь, дорогой. Я постараюсь... обрадоваться встрече. Я ничего такого не хотела сказать. Просто меня немного беспокоит то, что он

будет здесь... его прошлое.
     Крамер пытливо посмотрел на нее.
     - Можешь не беспокоиться об этом, - он поднялся. - Я поехал в аэропорт. Вернусь в половине первого. Жди нас.
     Он потрепал ее по щеке тяжелой рукой и вышел.
     Элен без сил опустилась в кресло.
     Моэ Цегетти! Она вспомнила те времена, когда Моэ Цегетти был правой рукой Джима. Она ничего не имела против него; ее волновало совершенно

другое. Бывший заключенный! И где! В Парадиз-Сити! В городе, где живут они с Джимом и где так важно положение в обществе. А ведь они приложили

столько усилий, чтобы утвердиться в кругу избранных. Вдруг кто-нибудь узнает, что Моэ обедал у них? Она закрыла лицо руками: о чем думает Джим?!
     Инспектор Джой Деннисон и его помощник Том Харпер были агентами ФБР. Сейчас они с нетерпением ожидали объявления о посадке на рейс в

Вашингтон.
     Деннисону, плотному, мускулистому мужчине с рыжеватыми усами и шрамом поперек тонкого носа, было сорок восемь лет. Рядом с инспектором

Харпер выглядел мальчишкой. Это был высокий худощавый мужчина, лет на двадцать моложе Деннисона. Но даже инспектору, весьма скупому на похвалы,

очень нравился этот молодой агент. Харпер отвечал ему взаимностью. Было еще одно обстоятельство: Деннисон мечтал женить Харпера на своей дочери.
     Они сидели в аэропорту в стороне от толпы и не спеша разговаривали. Неожиданно Деннисон схватил Харпера за руку.
     - Посмотри, - быстро сказал он, - видишь толстого коротышку, который только что вышел оттуда? У него еще новенький чемодан.
     Харпер взглянул на невысокого мужчину с редкими седыми волосами. Его лицо ничего не напоминало Харперу, и он вопросительно глянул на шефа.
     Деннисон поднялся.
     - Пошли за ним, - сказал он. - Этот человек интересует меня.
     Как только они миновали двойные стеклянные двери и вышли из здания аэровокзала, направляясь к стоянке такси, Деннисон остановился.
Быстрый переход