Loading...
Изменить размер шрифта - +
Целый и
невредимый, я открыл глаза.
    Угли в камине осыпались под решетку серым птичьим пухом. Старые часы тикали
все так же. Не прошло и часа.
    На улице стемнело и начался дождь. Мой кулак, крепко сжатый вокруг латунного
логотипа компании, оказался пустым. В противоположность сердцу -- оно было
странным образом переполнено.
    Лаура Бристоль примет такое решение, какое сама захочет, подумал я.
    И, какое бы она ни выбрала, для нее оно будет правильным.
    Я наклонился к камину и положил свежее полено на угли.
    За сорок лет полетов я встречался с тысячами летчиков и, думаю, еще тысячами
людей, которые любят небо. Сколько из них нашли это место еще до меня? Сколько
раз то один, то другой из них проскальзывал в мир Сондерс-Виксен ради чистого
удовольствия и спокойно парил в том небе, таком простом и добром, где даже
солнечный свет другой, и работал на машинах, которые в нашем времени не
существуют, и встречал друзей и возлюбленных, которых ему так недоставало здесь?

    Перекрывая пространство моей комнаты, рядом с этой минутой движется городок
Даксфорд, и ему не угрожают войны.
    Что бы ни происходило в моем двадцать первом столетии, всего в трех глубоких
вздохах отсюда стоят ангары Сондерс-Виксен Эйркрафт Компани, Лтд., в своем
уютном 1923-м году -- прошлое, которое ждет случая стать моим будущим, когда я
задумаю и воображу новое путешествие.
    Там живут Дерек Готорн и Лаура Бристоль и десятки незнакомых мне инженеров и
бизнесменов, конструкторов и летчиков, у которых мне есть чему поучиться.
    Готорн прав. Наш мир -- это грызня, здесь нет места для домашних котят.
    Но иногда, я думаю, я буду рад находить его землю. И я рад, что у меня есть
выбор.

Быстрый переход